[12+]

Артюхов. 100 дней у власти

7 сентября
0

Врио губернатора Ямала рассказал о работе на этом посту

Af0ddc7c3f132b7dd5398e8aaf475d9b l Артюхов. 100 дней у власти

Интервью у самого молодого главы региона в стране взял начинающий блогер. Ветеран ямальской журналистики Юрий Кукевич решил «не прокисать» на пенсии и начать новую жизнь со «слегка претенциозным проектом», как сам это называет. Завёл канал на Youtube и пригласил на откровенный разговор Дмитрия Артюхова. Интервью вышло 5 сентября. «Рабочий Надыма» представляет вниманию читателей печатную версию этого разговора.

— Вы знаете, меня очень удивило, что произошло 100 дней тому назад, когда вы стали врио губернатора ЯНАО. И не только меня. Весь интернет, социальные сети гудели. Я, честно говоря, ещё и был горд, потому что всё равно Ямал — особенный регион: самый молодой губернатор во всей России. Прошло уже сто дней. Я внимательно следил, видел ваши встречи с президентом РФ, с премьером, наконец-то решился вопрос СШХ — вот уже реализация начинается. Вы довольны этим временем, проведённым в должности исполняющего обязанности губернатора?

— Конечно, жизнь сильно поменялась. Время сжалось. Теперь это самый дефицитный ресурс. Но стараюсь делать всё, чтобы ежедневно можно было себе сказать, что день прошёл не зря — есть определённый результат и мы двигаемся к тем целям, которые перед собой ставим. Все наши ключевые инициативы воспринимаются, потому как они нужны не только Ямалу, а всей стране, и упомянутые вами крупнейшие проекты — это проекты, реализуемые на территории нашего региона, но масштабы их далеко за его пределами. Ещё многое надо реализовать нашей большой команде — не только силами власти, но и бизнеса. И мы понимаем, что надо делать, и идём к этим целям.

— Когда мы говорим про СШХ, для меня это — 501-я стройка. Я — сын человека, который эту железную дорогу строил в 40-е годы, и не совсем по своей воле. Помню, что отец и его товарищи, ушедшие уже, не пережившие, печалились не о том, что сами пострадали безвинно, а о том, почему бросили эту дорогу: ведь мы её построили, она действовала на каком-то отрезке. И мне кажется, что правда историческая в этом проекте есть — мы как будто возвращаем долги этим невинно пострадавшим людям. Помимо экономической пользы есть ещё и то, что радует сердце в этом проекте?

— Действительно, проект с очень долгой историей, она была трагична, особенно в своём начале. И очень важно сохранить эту связь времён, есть теперь возможность перевернуть страницу и этот проект по-новому преподнести — как проект успеха, проект необходимый для страны. Конечно, сердце кровью обливалось, когда видно было, что чуть-чуть не хватило. Смотришь на карту, накладываешь ту 501-ю стройку и ты понимаешь, что в своё время, не зная этого совершенно, проектировщики провели дорогу по всем нашим крупнейшим месторождениям, которые открыли чуть позже: Медвежье, Уренгойское. Заполярное даже, если говорить ещё и про 503-ю стройку. Очевидно, если бы стройка была завершена в те годы, освоение Севера стоило бы меньших ресурсов, это была бы очень необходимая дорога. Тем не менее она не была завершена, мы все помним те героические усилия по обустройству Севера, те известные кадры хроники, когда чуть ли не вышки ЛЭП везли вертолётами. Огромные ресурсы были задействованы для того, чтобы освоить Западную Сибирь. Сейчас мы стоим перед второй волной освоения, нам необходимо улучшать логистику в Арктике, такие задачи ставит глава государства. И теперь СШХ — проект успеха, проект, необходимый для страны.

— Вы вспомнили про время освоения, я жил в то время. Тяжело было, но романтика... Сейчас Север — это такой прагматичный, такой серьёзный подход, связанный с промышленностью, развитием, уже никакого там «запаха тайги». Но ведь этот прагматизм, он рождается не на пустом месте — люди стали жить лучше. Соответственно, и запросы растут. Сейчас власти, в частности вам, надо отвечать на эти растущие запросы?

— Поменялась жизнь на Севере, но ещё многое, конечно, надо сделать. Наши города стали комфортными: в них можно прилететь, есть необходимая социальная инфраструктура. Но всё равно Север осваивался очень интенсивно, где-то в ущерб социальной устроенности, где-то без необходимого количества жилья, комфортного для северян… До сих пор мы ещё пожинаем эти плоды и, хотя у нас позади годы активной стройки, благоустройства, задач ещё много впереди.

Север должен обживаться, должен быть таким уютным, комфортным, и главное, чтобы теперь молодые, которые особенно следят за средой своей жизни, приезжали сюда с удовольствием. Должны быть подготовлены городские пространства, скверы, насколько позволяет наша скромная природа, и над этим тоже надо работать. Есть примеры, когда даже очень тяжёлые климатически города и посёлки комфортно обустраиваются. Даже у нас на Ямале есть такие посёлки, что прям глаз радуется, а есть такие, где ещё многое предстоит сделать.

— Вы за это время побывали во всех муниципалитетах. Вы такой руководитель, который должен сам своими глазами всё увидеть, прежде чем чем-то руководить?

— К своему счастью, я тут всю свою жизнь, поэтому для меня поездки по региону — возможность не открыть что-то, а увидеть динамику, которую заложили в последние годы в команде Дмитрия Кобылкина. Многое радует. Видно, что наши поселения, города изменяются к лучшему. В большинстве своём люди улыбаются, видят изменения.

Я повторяю, ещё многое надо сделать. Если сравнивать нас с другими регионами, ямальцы много путешествуют, много ездят к родным в другие регионы.

Дороги на Ямале ещё не назвать хорошими, например, на границе с ХМАО разница чувствуется. И нам об этом люди говорят, надо называть вещи своими именами.

Мы навалились, как известно, на строительство новой дороги Надым — Салехард, она оттягивает огромные ресурсы, это десятки миллиардов рублей, которые могли бы уже привести трассу от Ноябрьска до Надыма в хорошее состояние. Но не разорваться. Поэтому сейчас наваливаемся на этот участок. Потом нужно доводить до ума существующую.

— Что за эти 100 дней — за этот срок — какие у вас претензии к чиновникам? И какой вы видите свою команду?

— На Ямале создана хорошая команда в широком смысле этого слова. Это не только члены регионального правительства, это главы муниципалитетов, наш депутатский корпус. Он во многом представлен руководителями наших крупных компаний, это люди опытные, ответственно относятся к своим коллективам, городам, где работают. Это большая ямальская сплочённая команда, и это наше огромное преимущество.

Никаких существенных революций происходить не должно. Но люди абсолютно справедливо нам ставят запросы, как должен себя вести современный чиновник. Конечно, все мы — и региональные органы власти, и главы с их командами — должны меняться. Это открытость, ответственность, принципиальность в некоторых вопросах.

За эти сто дней приходилось принимать не самые приятные решения. Несколько глав ушли в отставку, и это было сопряжено с определёнными причинами. Мне даже говорили: может, не надо таких шагов, рассосётся. Но запрос людей на другое. Если есть негативный фон, то от представителя власти ожидания максимальные. На то ты и глава, высокое должностное лицо, чтобы своим поведением, пусть и вне рабочего времени, не быть негативным примером для всех.

Это очень высокая ответственность, которую налагает бремя власти. И неважно муниципальной или региональной. Надеюсь, все уже поняли, что нужно внимательно следить за своими поступками и своими действиями.

— Не совсем, может быть, вопрос из того же ряда. Мы живём на территории, где проживают КМНС. У меня давно такое сложилось убеждение, что мы с ними контактируем на праздниках каких-то, Дне оленевода бьют в бубен. Это я наблюдал и в годы советской власти, и сейчас. Мне кажется, эти народы обладают такой могучей культурой, которая пригодилась бы, нам уже на уровень взаимодействия культур пора переходить — принимать их опыт адаптации на Севере, их подход экологичный к жизни. Не считаете ли вы, что пришла пора перейти глубже к взаимодействию?

— Все коренные народы, которые у нас живут, — носители уникальной культуры, уникальных навыков. И это необходимо максимально изучать, развивать.

Сейчас они испытывают огромное давление времени: молодёжь не спешит возвращаться к традиционному укладу. И здесь мы стоим перед очень сложным выбором: как правильно выстроить эту систему?

Существует система обучения в школах-интернатах, есть кочевые школы. Здесь нужен всегда баланс. Чего мы хотим? Чего хотят родители для своих детей? Чтобы они поехали в райцентр, а потом и в одну из наших столиц за высшим образованием и вернулись отличными инженерами либо чтобы далеко не уходили от своих истоков? Это сложный вопрос, необходимо его решать вместе с депутатами заксобрания, старейшинами и лидерами. Определять, как нам вместе развиваться, потому что время меняется.

Наш приоритет, безусловно, — сохранение культуры, быта, но важно, чтобы это не скатилось, как в некоторых странах в какую-то музейную деятельность: резервации и так далее. Мы гордимся, что у нас это всё сохранилось реально.

— Вы исполняющий обязанности губернатора. Вот взяли и поехали на остров Заячий, поучаствовали в экологической уборке. Затем приняли участие в ЯмалЗАбеге, сами побежали. То есть вы хотите показать, что участник всего круга жизни?

— Говоря о ЯмалЗАбеге, нужно передать привет ребятам из Гыды. Это их идея, они меня побудили к этому, и я очень благодарен.

Представьте себе на секунду — ребята из самого нашего отдалённого посёлка, самого северного, запустили проект, к которому присоединился весь Ямал. Отличные ребята, спортивные, крепкие. На таких Ямал и держится на самом деле. Они и есть наше будущее.

Экологическая уборка — проект с хорошей историей. Огромное удовольствие было провести выходной день с волонтёрами. Отличные ребята, по зову сердца этим занимаются, любят наш край, любят природу.

Понятно, должность привлекает большое внимание СМИ. Я понимаю, что таким образом можно показать что это всё существует. И можно записаться волонтёром. Сейчас у нас остров Вилькицкий. На следующий год большую программу планируем по полуострову Ямал. Ещё много там необходимо убирать, и мы пытаемся рассказать, как в этом можно поучаствовать. Есть сайты, где можно списаться, куда можно отправить анкету, и в следующем году тебя включат в этот состав. В конце концов, если кто-то более ответственно начнёт относиться к природе, благодаря тому, что в городе работают отряды — мы бережём Арктику, сохраняем её. Это тоже маленькая, но победа.

— Вот сто дней во главе Ямала. В России власть всегда подвержена критике. Если представить власть в виде столба, по которому подводятся свет, тепло, вода, но к этому же столбу может каждый подойти и сказать всё, что он думает. Вы как относитесь к критике? Понимаете таких людей?

— Нормально, всегда есть несогласные. И по статистике, и по социологии, что бы ты ни делал, каким бы руководителем ни был успешным, всегда найдётся 10–20 процентов людей, которые будут не согласны.

Порой к нашей деятельности есть здравые претензии, на них надо просто реагировать качественно. Я даже благодарен, если есть критика.

Как правило, когда всё в порядке, люди об этом не пишут. Пишут те, у кого есть вопросы. Это надо не забывать и рук не опускать, когда видишь вал негатива, особенно в интернете.

У нас не принято хвалить, принято ругать. Но на встречах, на предприятиях люди искренне говорят, что видят изменения к лучшему. Цели есть, они заложены в программе развития ЯНАО, есть амбициозные задачи, которые поставил президент в своём майском указе. Это такая большая 6-летняя программа, она выполнима, но необходимо очень хорошо поработать. Вот это главное.

Фото с сайта ИА «Север-Пресс»

Оцените материал

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f