[12+]

Чтобы узнать возраст дерева, не надо его пилить

23 августа
0

Представители местной прессы провели один день с международной группой студентов

Nvrpgfkjugy Чтобы узнать возраст дерева, не надо его пилить

В расположении палаточного лагеря на разъезде Щучий рабочая обстановка. Одни возвращаются из тайги, другие собираются, третьи систематизируют полученные сведения, щёлкая клавишами лэптопов. Происходящее похоже на армейские будни, только появление сурового генерала здесь не вызовет суеты, да и военного единообразия нет.


В Надымском районе на разъезде Щучий, где до 1953 года располагался лагерный пункт 501-й стройки, проходит полевое исследование по межвузовской программе Geneva Global. Участники: студенты федеральной политехнической школы Лозанны (EPFL), Женевского университета (UNIGE), университета Лозанны (UniL) и Тюменского государственного университета. В составе группы 10 швейцарских студентов и 4 руководителя, 6 российских студентов и 2 руководителя. Окончание работ — 29 августа, после чего визит продолжится в Надыме. Организационная, координирующая, хозяйственная функции и обеспечение лагеря всем необходимым — ООО «Центр археологических исследований», г. Надым и Вадим Гриценко. Финансирование осуществляется по программе межвузовского сотрудничества.


Правда, палатки стоят в линию, но это из практических соображений — откинул полог и стоишь на тропинке, по которой 70 лет тому назад заключённые уходили строить железную дорогу. С корреспондентом «КС» Марией Коробовой присоединяемся к группе Михаэля Тиля и идём уже не строить, а изучать железную дорогу. Сюда вместе с продуктами для лагеря нас привёз питерский друг Вадима Гриценко Константин Черненко. С четырьмя направлениями исследований школы «Рабочий Надыма» знакомил читателей в предыдущих номерах, поэтому не будем повторяться.


В ТАЙГУ СО СТРОИТЕЛЯМИ-ЭКОЛОГАМИ

Под шорох сухого ягеля под ногами Михаэль пытается рассказать, перемежая речь русскими, английскими и французскими определениями, что собираются делать. Зная о чём речь, с умным видом киваю.

— Река, один, как это, берег и мост…

— Изучаете мосты?

— Oui, yes,.. да!

Переходим по импровизированному мостику, состоящему из пяти ровно уложенных сухих вершинок. С европейской педантичностью швейцарцы кувалдой вбивают посередине ручья шест — поручень, опора для рук. И перейдя на другой берег, уже с российской беспечностью бросают инструмент в траву. Ну не тащить же с собой, да и кто здесь возьмёт! Нашу молодёжь в полевой школе представляют только девушки, поэтому мужская часть работы легла на иностранцев. Чуть дальше ребята поставили ориентир — по направлению к лагерю три длинных кола, связанных в пирамиду, чтобы усталый путник не делал крюк, возвращаясь домой.

— Я биль Русия сикс… шесть раз. Москва, Санкт-Петербург, турист. Санкт-Петербург… о! — показывает кулак с отогнутым большим пальцем Михаэль.


В ТРЁХ СОСНАХ ЗАБЛУДИШЬСЯ, В ТРЁХ ЕЛЯХ ОПРЕДЕЛИШЬ ВОЗРАСТ

Возле деревьев оживлённо беседуют студенты. Первая мысль: в трёх елях заблудились. Ребята вкручивают в ствол Т-образную штуковину с наконечником в виде сверла. Худенькая брюнетка Лу из группы журналистки Эстель Геппа, видя, что фотографирую происходящее, поясняет: «Это не есть вредно для дерев…»

Законопослушным европейцам невдомёк, что такие действия и у лесника не вызвали бы протеста. Чтобы поддержать иллюзию, понимающе киваю: ну, раз уж не вредно, крутите дальше. Оказывается, чтобы узнать возраст дерева, лес валить не обязательно!

Лу занимается прямыми журналистскими обязанностями, но между делом помогает строителям-экологам, что-то спрашивает и записывает в блокнот. Винсент Симона вкрутил бур в дерево, достал из его полого стержня трубку, разрезанную пополам. В ней деревянный цилиндрик, который Винсент помещает в прозрачную пластиковую соломинку вроде тех, что используют для коктейлей. Показывает нам. Лу говорит, так определяют, сколько дереву лет. Конкретно этому — 20: молодое, вся жизнь впереди.

Рядом с деревьями раскоп метра на полтора по вертикали — измеряют глубину промерзания грунта. Михаэль интересуется — есть ли вопросы? Вопросы есть, но как задать, ведь студентки, знающие английский, на стоянке.

— Я говорю английский, французский, романский, немецкий, немного на русский, — грассируя на французский манер, предлагает преподаватель.

Увы, Михаэль, ничем не помогу, если только к следующему визиту получится.


ЭКОЛОГ НУЖЕН В ЛЮБОМ ДЕЛЕ

Коллега из окружного издания допытывается, какова практическая польза от этих полевых исследований. Михаэль, подбирая слова, объясняет, что наука не супермаркет, где в корзину кладут только полезное и нужное именно сегодня, а место, откуда позже всё и появляется: заводы, фабрики, супермаркеты и кока-кола. Другими, конечно, словами и мягче. Также в его речи мелькают парниковый эффект, проблемы глобального потепления, коснувшиеся и швейцарских гор, Арктика и магнитные полюса Земли.

Интересуемся, куда ушли двое других студентов. Преподаватель поясняет: нужны пробы с десяти деревьев, растущих на бывшем аэродроме. Записываем короткое интервью с Винсентом Симона, понятое благодаря совместным усилиям двух переводчиков Михаэля Тиля и Марии Коробовой:

— Тяжело работать?

— Да, москиты достают. Но здесь красиво, жаль, что разглядеть получается только через сетку.

— Кем станете по окончании политехнической школы?

— Специалистом в области экологии строительства. Но планирую заниматься научной работой.

— Что здесь находите интересным?

— Можно заглянуть в прошлое, выяснить, как менялся климат на планете. Как человек влияет на эти процессы, в чём позитивные и негативные аспекты этого влияния.


ДЕРЕВЬЯ РАСТУТ ЛУЧШЕ ТАМ, ГДЕ ВЗЛЕТАЛИ САМОЛЁТЫ

Когда вернулись, профессор Соромотин объяснил, что иностранцы участвовали в нелёгком конкурсе не только из-за интереса к России, хотя и то было значительным стимулом. Кроме того, учёба оценивается в баллах, у них это называется кредит. Магистерская программа в университете Цюриха вся оценивается в 160 кредитов. За успехи по программе Geneva Global и сданный зачёт — 30 кредитов, пятая часть курса! На этом материале студенты будут писать магистерскую диссертацию.

— Почему и совпало — экология, социология, археология, журналистика, история. Идёт комплексная работа, каждый занят делом. Усилия можно объединить, а также получить опыт международного взаимодействия, совместно решать учебные задачи. Я здесь бываю каждый год и раз за разом открываю новое. В этой поездке — аэродром и связанная с ним загадка. Вот смотрите, — демонстрирует снимок, сделанный с высоты. — Лес растёт по геометрии взлётной полосы, видите — вытянутый прямоугольник. Мы это фото показывали губернатору, он заинтересовался. Возможно, тут решение проблемы восстановления оленьих пастбищ, это же как-то перекликается.

Только здесь работали не копыта оленей, а колёса шасси, укатавшие грунт до плотного состояния. Точка отсчёта: когда последний борт взлетел отсюда, плюс-минус полгода. Также ищем ключ к восстановлению питательного слоя для оленей, изучая гарь после пожаров: где горело год, два, десять лет назад. Когда наберётся критический объём информации и исследований, решим и задачу. Как восстанавливается растительный слой после пожара, после копыт оленей, в нашем примере — после самолётов. Это частные факты, у которых общая природа.


ТЕМПЕРАТУРА В ГЛУБИНЕ И НА ПОВЕРХНОСТИ

Возвращаемся в тайгу. В чистом поле Арина Калюкина и Кристина Франк из ТГУ делают замеры на почве с помощью приборов. Кристина, будущий специалист по географической экологии, объясняет:

— Измеряю температуру и влажность на поверхности и на глубине 20 и 30 сантиметров, на открытой местности, в болотистой, в лесу. В нашем случае интересует разница температур почвы на месте бывшего аэродрома, в нетронутой природе и там, где проходила железная дорога. Конкретно в этом месте на поверхности температура ниже, чем на глубине 20 см.

Андрей Соромотин отметил, что группу, где учится Кристина, готовят для работы на предприятиях нефте- и газодобывающих комплексов. Их задача — до наступления события оценить экологические последствия и дать рекомендации по уменьшению негативных явлений.

Арина учится на картографа. Сейчас помогает Кристине, а параллельно двигает своё направление — наносит на карту точки, где производят измерения. Конечно, не карандашом на карте (XXI век на дворе!), а с помощью GPS-навигатора.


3D-МОДЕЛЬ, КВАДРОКОПТЕР И СМАРТФОН

В лагере появляется журналист швейцарской компании Radio Television Suisse Марк Гаглиардо. Прилетел в Надым на три дня, задание — снять 15-минутный репортаж о происходящем на разъезде. Женева — Москва — Екатеринбург — Надым — день в пути, три дня в тайге ради «нескольких строчек в газете»? Марк пожимает плечами: работа такая. В сумке на плече — камера?

— Ноу, дрон.

Достаёт компактный квадрокоптер. Показываю большой палец: круто! Подбрасываю в воздух смартфон:

— Итс май дрон.

В «зале» смех, но без аплодисментов.

О деятельности археологов рассказывает магистрант университета Лозанны Жером Андрэ:

— Сейчас наносим на компьютерную 3D-модель строения этого лагеря, включая те, что разрушились от времени. До поездки прочёл много статей и трудов, посвящённых этому периоду истории, но увидеть обстановку и ситуацию, в которой всё происходило, значит, понять суть явления. Модель сверяем с тем, что описано в книгах Вадима Гриценко. Карта понадобится для дальнейших исследований в университете. Если понадобится Вадиму, с радостью поделимся. Внутри этих зданий особенная атмосфера, когда заходишь, возникают неожиданные ассоциации.


ПОРА ЗАКАНЧИВАТЬ С КОНФРОНТАЦИЕЙ — ТАК СЧИТАЮТ ЕВРОПЕЙЦЫ

Следующие наши собеседницы итальянки Кьяра Ансермин (университет, Женева) и Марина Галли (политехническая школа, Лозанна) — будущие журналисты. Марина смеётся, узнав, что с ней говорит Марат Галимов. Переводят студентка журфака ТГУ Екатерина Балуева и надымчанин Николай Прохоров.

— Каковы первые впечатления?

— Большой интерес к стране, особенно к Северу, вижу здесь много возможностей.

— Несмотря на мошку и некомфортные для девушек условия, выглядите довольными и счастливыми. Обстановка не напрягает?

— Комары не проблема, недавно жили в молодёжном лагере. У нас тоже есть места, где москиты большие, как собаки, — со смехом признаются девушки.

— В нескольких словах — что для вас Россия?

Кьяра у нас не впервые, прошла обычный маршрут иностранца: Москва, Санкт-Петербург. И Новосибирск — отклонилась на Север.

— Но Москва — это не Россия. Не совсем Россия, — поправляет собеседница. — Когда вернёмся, напишем эссе. Это важно, мы изучаем историю и международные отношения. Летопись ГУЛАГа не вся история, но важная часть. Читали Солженицына, Гинзбурга, Шаламова, а сегодня можем представить себя на их месте. Когда увидели и услышали историю этой стройки, появилась мысль, что писатели немного преувеличивали.

— Неплохо говорите по-русски.

— Спасибо, но это не есть правда. В прошлом году пять месяцев жила в Петербурге, хорошая практика. Россия — крупный мировой игрок, надо знать язык, это мост между культурами. Если не знаю русский, не пойму, как вы думаете. Сегодня в мире предвзятое отношение к России, считаю, что конфронтация не решение проблемы, пора заканчивать с этой темой.

Фразы записаны не буквально, по смыслу, студентка пока изъясняется не очень связно, но лучше, чем автор по-английски, не говоря о французском и итальянском.


О МОРОШКЕ, ПАПАРАЦЦИ И КРАСНОЙ ШАПОЧКЕ

На вопрос о впечатлениях отвечает Марина Галли:

— Вкусная еда, в том числе лесные ягоды. Доброжелательные люди, красивая природа, равнина — душе простор. Как это… морошка — вкусная ягода, здесь впервые попробовала. Нас угостили морошкой, ещё на столе был мёд, и я почувствовала себя Красной шапочкой из сказки.

— Не боялись ехать к злым агрессивным русским?

— Нет, нет, это не так, русские — милые люди. Студенты из Тюмени — открытые добродушные ребята, нам интересно: обмен мнениями, новый опыт.

На разъезд прибыли байкеры, и специалисты в области медиа приступили к прямым обязанностям: связям с общественностью. Когда автор репортажа щёлкал кнопкой фотокамеры, Кьяра посоветовала гостям не обращать внимания:

— Папарацци!

Не могли пройти мимо ещё одной коллеги Екатерины Балуевой.

— Работаю в группе коммуникации СМИ, наша задача — ведение журнала школы. По результатам работы Эстель Гэппа выпустит цикл передач, запишет интервью для радиопередачи. Лу и Селен готовят портретные зарисовки участников экспедиции. В таком масштабном проекте впервые, надеюсь наладить творческие связи, которые получат продолжение в будущем. Как журналист стажировалась в салехардском офисе «Ямал-Региона» и пражском — одной из чешских газет.

Заканчивая экспресс-интервью, вспомнили поговорку о спине гостя и попрощались с доброжелательными исследователями. А лагерь продолжил размеренную и спокойную работу. Впереди две недели, дел ещё много.

Фото автора

Оцените материал
5.0

Количество проголосовавших: 2

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Автор статьи

3 Марат ГАЛИМОВ, корреспондент газеты "Рабочий Надыма". Все материалы этого автора

Читать также

Зима и лето, а там чуть-чуть
18 ноября
В Надыме провели День призывника...
Быть или не быть? Для кого-то не вопрос
18 ноября
Надымская молодёжь обсудила вопросы, касающиеся российской армии...
Осенний шторм
18 ноября
В Надыме провели танцевальный конкурс...
Когда мы вместе
12 ноября
Надымчане отметили самый молодой из государственных праздников — День народного единства России...

Вопросы и ответы Rss

вопрос 26 июля
ответ
вопрос 10 июля
ответ
вопрос 30 мая 2018
501-я стройка
ответ
Typography2019