[12+]

Хроника затянувшегося открытия

10 августа
0

Исследования уникального объекта истории — Надымского городища в воспоминаниях Вадима Гриценко

%d0%a1%d0%b1%d0%be%d1%80 %d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b5%d1%84%d0%b0%d0%ba%d1%82%d0%be%d0%b2 %d0%b2 %d0%be%d1%81%d1%8b%d0%bf%d0%b8 %d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%ba%d0%b0 1998 %d0%b3 (1) Хроника затянувшегося открытия

Прошло 20 лет с тех пор, как начались исследования археологического памятника Надымского городка. Это событие привело к созданию музея истории и археологии г. Надыма. Воспоминания историка-краеведа Вадима Гриценко — инициатора раскопок — рассказывают о том, какими усилиями удалось вывести из забвения городище, первые упоминания о котором относятся к XVI веку.

17 АВГУСТА 1998

Процесс обустройства лагеря я представлял себе как-то легче и проще. Но наши камералка, кухня, туалет оказались весьма фундаментальными. Даже причал в виде уходящих в воду ступеней из толстенных досок сколотили. На начальном этапе мой главный вклад в общее дело — это, наверное, первый шурф. Настоящее занятие для проректора по науке. Над этим шурфом, после удостоверения в его абсолютной бессодержательности, было воздвигнуто заведение индивидуального пользования. Вот так! От великого до смешного…

Шура Соколков после вырубки деревьев и кустарника на городище стал главным, а если честно — единственным косарем. Занятие тяжёлое (особенно учитывая качество нашей «литовки»), но необходимое, безусловно, и сразу же. Дней десять частично отвлекаясь на другие дела, Александр Владимирович пластался на «ниве». В первый же вечер поставили пару сетчонок на ближайший сор. Утро подарило нам трёх щокуров и одного сырка. То есть всего два с половиной – три килограмма. Мы рассчитывали на более густой улов. Ну да ладно. На уху хватит. Володя Лёвкин, приехавший помогать нам в обустройстве, скукожился от разыгравшейся внезапно язвы. Мужчина, проработавший почти всю жизнь кузнецом, сейчас беспомощен, как ребёнок. И постоянно извиняясь перед нами, то сидит, то лежит с виноватым видом.

Разумеется, первое, что мы сделали после разгрузки баржи в первый же день, так это тщательно осмотрели городище, особенно разрушающийся его край. И опять удалось собрать из осыпи изрядное количество находок. Кардаш, кроме того, прошёлся по берегу протоки и насобирал десятка два деревянных предметов и фрагментов, вынесенных в прибрежную траву во время наводнений.

Городище произвело на Олега, Ладу и Ольгу впечатление весьма глубокое. Это выяснилось на первом же ужине. К тем превосходным эпитетам, что мы слышали до этого, добавились новые. У ребят, наслышанных уже и наблюдавших ранее фотографии, торчащие срубы и настилы в 3,5 м культурном слое, валяющиеся под ногами у воды и в траве по обе стороны от городища, а также выглядывающие из склона артефакты явно поддерживали высокий жизненный тонус. Это был своеобразный профессиональный «археологический гон».

23 АВГУСТА 1998

Поскольку наш институт ведёт набор абитуриентов, мне пришлось на несколько дней съездить по делам в город. Возвращаюсь в лагерь. Бог мой! Налицо существенные изменения. Всё носит следы недавнего катаклизма. Оказывается, задул, как следует, северяк, течение сначала остановилось, а потом вода попёрла в обратную сторону. Поднялась и залила лагерь. Так что сутки ребятам пришлось бороться со стихией. Перетаскивать вещи, сооружать на новом месте чум с дарнитовым покрытием. Романтика! Зато рыба при плохой погоде ловилась аж по девять штук за ночь.

Кардаш напрочь раскритиковал июльскую установку реперов топопартией «Надымгазпрома». В этих вещах я — как в афише коза. Лада и Соколков вновь занялись топографией, из которой я, наблюдая со стороны, понял только, что нужно забивать в грунт колышки.

Каждый день мы занимаемся зачисткой края городища, выравниваем его, срезаем наиболее «ненадёжные», грозящие обвалом места.

Уж накопилось изрядное, далеко за сотню, количество находок. Большинство из них — деревянные вещи или фрагменты ножей, наконечников копий, разделочные доски, корытца. Собирается большая коллекция плоских деревянных фигурок, каждая из которых по центру имеет отверстие диаметром 15–20 мм. Большинство из них зооморфные, то есть подобные животным: бобру, выд­ре, лебедю, рыбе. Многие их них из-за большой стилизованности похожи на динозавров. Но есть одна явно антропоморфная, то есть человекоподобная, фигурка и даже… изба на ножках. Одна ножка обломлена, а вот у второй сохранилось пять пальцев! Ольга каждый день занимается консервацией этих «деревяшек». Впрочем, в толще городища были найдены и кожа, мех, много бересты, довольно большие куски ткани.

Привезённый Кардашем металлоискатель — «любимая игрушка» — практически всё время пищит. Чаще всего по мелочам: на мелкие обломки бронзы. Но иногда — по серьёзным поводам. Благодаря этой американской штуковине мы нашли с десяток железных клинков. В том числе и те, которые Олег определил как арабские конные. Четырнадцатого века.

Поиск клинков — разговор особый, поскольку поиск этот вёлся под водой. В смонтированном потом надымской студией фильме есть трёхсекундный эпизод моих изысканий в воде. На самом же деле мне пришлось, а вернее говоря, я сам изъявил желание два дня сидеть в «мок­рой среде» общей сложностью по часу ежедневно. Технология была простой. Кардаш, стоя на земляной кочке, шарил своим аппаратом под водой, определяя, где пищит сильнее. Потом я нащупывал что-то под ногами и доставал, если хватало длины рук. Если не хватало, то нырял головой, затыкая пальцем отверстие воспалённого, «стреляющего» левого уха. Кстати, после этих упражнений воспаление сразу же прошло. Наверное, потому, что в конце августа вода в Приполярье обладает целебными свойствами. Нужно только подольше и поглубже посидеть.

Самое сенсационное открытие — обнаружение фрагмента орнаментированной керамики и художественного изделия из кости (как уточнил археолог Соколков, «навершия»), датируемых (!) десятым веком. Того, что памятнику окажется тысяча лет, мы никак не ожидали. У меня при мысли об этом начинаются приступы эйфории, хоть я и не археолог. Значит, точно, памятник многослойный. Значит, сюрпризов будет ещё очень много.

Да, вот ещё что! Вчера ночью с полчаса наблюдали северное сияние. Все, кроме нас с Шурой, впервые в жизни. Какое никакое, а событие. Тем более что в такие ранние сроки сияние бывает очень редко.

31 АВГУСТА 1998

Вчера все, кроме меня, уехали в город. Женщины улетают вместе с птицами на юг, потому что детям нужно в школу. Кардаш их провожает и решает оргвопросы с нашим городским начальством. А Шура встречает жену с отпуска.

Резко похолодало. Опять задул северный ветер, и течение повернуло вспять. На всякий случай эвакуирую ящики с находками и продукты на возвышенность. Ветер треплет палатку двое суток. Холодрыга. Перед залезанием в спальник приходится концентрироваться. Перед вылезанием из него утром — тоже. Ночью шум ветра сливается с шумом воды, и мне начинает сниться, что вода подобралась к палатке и журчит у её входа. Просыпаюсь. Чтобы успокоиться, в ночной тьме вылезаю наружу. Уф! Отлегло. От воды до кухни осталось метра полтора, а до моего жилья — в запасе ещё метров пять. Немного успокоившись, ложусь. Опять впадаю в полудрёму.

С восходом солнца как-то веселее. И рыба на сети опять ловится более-менее. В общем-то, по северным меркам крохи, но всё-таки по семь-девять штук за ночь — это лучше, чем по две-три.

В протоке не только чебаки, но и ерши переставали клевать. А ещё я пытался искать грибы. Оказалось, что здесь их ни черта нет. Как и ягод.

Наводнение оказалось сильнее прошлого, то есть вода поднялась ещё выше. Значит, мои эвакуационные действия были оправданны. Ну и вот проявилась моя полезность!

Несмотря на то, что мы вроде бы уже срезали все особо нависавшие глыбы культурного слоя, время от времени куски городища сползают в воду. И тогда по течению плывут какие-то доски, брёвна, щепки и прочие деревяшки с явными следами часто довольно затейливой обработки, например, с просверленными отверстиями…

Всё время отдано размышлениям, ибо делать больше почти нечего. Главный предмет размышлений — где найти деньги на следующий полевой сезон.

3 СЕНТЯБРЯ 1998

Просыпаюсь. Вода упала почти до первоначального уровня. С утра снег. Через час бесследно тает. Я приступаю к зачистке площади, которую указал мне Олег. Часа через полтора слышу моторку. Вижу — Лёвкин везёт Кардаша.

Уже через несколько минут Володя отчаливает. Куда-то торопится. А Олег привёз гостинец — бутылку «Смирновской». Разжигаем печку, кипятим чай. Потом пьём его вместе с водкой. Вот и солнышко выглянуло. Так, кстати! Хорошо…

7 СЕНТЯБРЯ 1998

С утра на земле, траве, кустах — обильный иней. Лужи замёрзли. Вообще, почти каждый день минут по двадцать-тридцать идёт снег. Иногда при ярком солнце. Потом быстро тает.

Осень стала совсем «золотой», и купаться меня уже не тянет. Ерши куда-то окончательно эмигрировали. Удочка стоит сутками — и хоть бы хны! Последнее время как-то особо неторопливо ковыряемся на зачистке склона. По-прежнему практически все до последней горсти земли перебираем руками. В коллекции добавились стрелы, бусы, остатки обуви. Олег чего-то там зарисовывает. Долго возится с досками, торчащими со склона. «Помоги!» Помогаю. Оттаскиваем четыре толстые доски на кухне. Кропотливый археолог долго-долго что-то чистит, колупает, сметает. «А ведь это, Вадим, корабельные доски!» Потом он в деталях мне доказывает, что это доски от русских кочей.

Самое интересное, пожалуй, в последние дни — беседы перед сном. Во-первых, анализируем, сами для себя характеризуем всё, что нашли за день. А во-вторых, пытаемся построить версию Надымского городка в системе Северо-Западной Сибири. Кардаш часто задаёт вопросы. Когда мне как историку и как бывалому северянину удаётся ответить, засыпаю умиротворённый. Вот только нос замерзает. Прохладно.

11 СЕНТЯБРЯ 1998

Катер выходит из протоки в реку Надым. Снимаю на видео удаляющееся городище, бурун за кормой, поворот. Блики осеннего солнца бегут за нами по воде. Вот и кончился наш полевой сезон. Ну и Бог с ним! Поднадоело в холоднющей палатке ночевать, пора посидеть в горячей бане. Да и в институте дел полно.

Коротким, конечно, оказался этот сезон. Но результаты превзошли ожидания. Памятнику не четыреста лет, а тысяча. Он многослоен. Это значит, что будут найдены остатки различных культур. Обнаружены корабельные доски. Это значит, что городок посещался русскими моряками и купцами. Значит, был на более-менее регулярной основе связан с тем, что сейчас принято называть «большой землёй». Это, конечно, пока рабочие версии. Их ещё надо подтвердить...

Фото из отчёта Олега Кардаша о научно-исследовательской работе «Археологические исследования Надымского городища в 1998 году. Научно-методический архив Музея истории и археологии г. Надыма»

Оцените материал
5.0

Количество проголосовавших: 2

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Верность волка
5 октября
Рассказ оленевода...
Выбираем название для гранитного мемориала
27 сентября
На этой неделе на платформе «Решай!» портала «Живём на Севере» стартовал новый опрос...
Судьба человека
27 сентября
27 сентября отмечается знаменательная дата — 70 лет со дня рождения Героя России генерала-полковника ...
Музейщики рассказали о тех, кто подарил Надыму крылья
21 сентября
В нашем городе открылась выставка, посвящённая аэропорту...
%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f