[12+]

Медицина на краю земли

8 февраля
0

Более 10 лет руководит ныдинской участковой больницей Азиз Захидов

1 Медицина на краю земли

Сегодня в ямальском здравоохранении происходят значительные перемены. Во главу угла поставлена доступность медицинской помощи, независимо от места проживания северянина. Позаботиться о здоровье люди могут в стенах фельдшерско-акушерских пунктов, амбулаторий и больниц. Кроме того, медики часто сами приезжают на фактории и в стойбища. Работает и санавиация, которая ежегодно обслуживает 4–5 тысяч вызовов.

В нашем районе кроме надымской центральной районной больницы медицинскую помощь можно получить в семи поселковых амбулаториях, а также в участковых больницах Пангод и Ныды. Ныдинская медицина ведёт свой исторический отсчёт с 1932 года. Тогда врачи и фельдшеры помимо своего села обслуживали Надым, Нори и Нумги. В 1972 году Надым стал административным центром, и районная больница переместилась в город. Но ныдинские медики продолжают свою работу. О сегодняшних заботах врачей рассказал корреспонденту «РН» заведующий участковой больницей врач-терапевт Азиз Захидов.

— Азиз Хакимович, как получилось, что из самых южных широт вы переехали на Крайний Север?

— Я рос в Узбекской ССР в семье медиков, потому с профессией долго определяться не пришлось. После школы поступил в Среднеазиатский медицинский педиатрический институт, который находится в Ташкенте. Окончил его с красным дипломом и остался работать на кафедре нормальной анатомии. И учёба, и работа мне всегда нравились. Десять лет преподавал студентам, начал писать кандидатскую диссертацию. Но тут начался распад СССР, а с ним и экономическая нестабильность. По стечению обстоятельств мне пришлось переехать в Россию. Я заведовал участковой больницей в Новосибирской области, а так как там очень требовался терапевт, пришлось переквалифицироваться.

Так что со спецификой работы на селе я знаком не понаслышке, работаю в этой сфере уже больше 25 лет. На Север я попал в 2008 году. В это время в сфере здравоохранения Новосибирской области началась реорганизация, и все участковые больницы закрыли. В Ныде сначала всё казалось необычным, в том числе быт, культура, особенности общения с коренными северянами. Но я быстро вошёл в курс дела, привык.

— Каковы мощности ныдинской больницы сегодня? Сколько врачей работает в селе?

— В больнице есть поликлиника и стационар. Всего у нас 13 коек, 3 терапевтические и 4 детские обслуживаются круглосуточно. Было ещё 3 койки дневного стационара, с этого года их число увеличилось до 6. Когда состояние пациента не требует круглосуточного врачебного наблюдения и карантина, то, получив всю необходимую терапию, люди могут спокойно отдыхать в кругу семьи. Поликлинику обслуживают 12 человек. Из врачей — специалисты широкого профиля врач-терапевт и педиатр. Работают прививочный, флюорографический, смотровые кабинеты. Анализы можно сдать в лаборатории, но, к сожалению, в связи с отсутствием лаборанта нам приходится отправлять биоматериал в Надым.

— Сколько человек живёт в Ныде? Как строится работа с коренными северянами, ведущими кочевой образ жизни?

— К нашей больнице приписаны 1 603 человека, из них больше тысячи коренной национальности. Нагрузка на врачей зависит от многих факторов: от повышения сезонной заболеваемости, плановых осмотров и даже от национальных праздников, когда тундровики приезжают в посёлок. Так что в день мы можем принять 10–15, а когда и 40–50 человек. Поселковые жители всегда под нашим присмотром, мы приглашаем их пройти диспансеризацию, флюорографию, организуем прививочные кампании. Тундровое население вызываем в больницу индивидуально. В большинстве своём наши тундровики — это работники ЗАО «Ныдинское», и когда семья приезжает в посёлок, эта организация нас информирует. Мы, в свою очередь, приглашаем людей в больницу, где проводим весь необходимый комплекс процедур.

— Азиз Хакимович, есть ли отличия в заболеваниях северян и жителей средних широт?

— В Новосибирской области я работал в экологически неблагополучном районе, поэтому у жителей часто выявлялись онкологические заболевания. На Севере такой распространённости нет. Основные проблемы нашего населения — это болезни сердечно-сосудистой системы и эндокринные заболевания. К примеру, очень многие селяне имеют лишний вес, который является существенным фактором риска развития многих недугов.

— Как вы справляетесь с экстренными ситуациями?

— Мы находимся на постоянной связи с бригадами санавиации. Эвакуацию осуществляет салехардское отделение скорой медицинской помощи. Роженицы, пациенты с жизнеугрожающими симптомами, травмами после оказания первой помощи направляются в надымскую ЦРБ. Конечно, если схватки уже начались и лететь поздно, акушерка принимает роды здесь, но потом мама с малышом всё равно отправляются в Надым.

— Что бы вы хотели изменить в своём учреждении, как улучшить его работу?

— Хотелось бы, конечно, пригласить в Ныду узких специалистов, к примеру, лаборанта, стоматолога. Тем более что буквально неделю назад мы получили новую стоматологическую установку. Я полагаю, что отсутствие врачей связано, в первую очередь, с экономическими факторами. Сейчас мало кто хочет работать в суровых условиях Крайнего Севера, где-то на краю земли. Тем более на одну ставку. Стоматолог — слишком востребованная специальность. Он вполне может заработать те же самые деньги и в регионах с более благоприятными климатическими условиями и развитой инфраструктурой.

— Азиз Хакимович, за эти годы у вас сложилась богатая практика. Расскажите о каком-нибудь запоминающемся, необычном случае.

— Больше всего мне запомнился случай, произошедший в мою студенческую бытность. Когда я учился на 5-м курсе медицинского института, часто оставался на ночные дежурства в хирургическом отделении. Во время одного из них случилось землетрясение.

Для любого жителя Средней Азии землетрясения не являются диковинкой и, как правило, воспринимаются как обычные природные явления (как гром или молния). Все прекрасно знакомы с его предвестниками и стараются встать в проёмы дверей, чтобы в случае обрушения потолка не быть придавленными. В тот поздний вечер мы с моим другом-однокурсником направлялись в перевязочный кабинет. В холле больные по телевизору смотрели индийский фильм «Зита и Гита». В этот момент внезапно, без обычных предвестников (подземного гула) начали шататься стены, лампы, дрожать стёкла в окнах, сыпаться штукатурка с потолков и стен. Землетрясение оказалось настолько сильным, что даже привыкшие к подземным толчкам люди в панике выбегали на улицу. Благо хирургическое отделение находилось в одноэтажном старом здании.

Медперсонал старался навести порядок и помогал выводить больных. Мы с товарищем заскочили в дверной проём одной из опустевших палат. Тут сквозь пыль увидели, что на кровати лежит пожилой человек, который днём был прооперирован. Про него в панике просто забыли. Больной что-то шептал, но самостоятельно встать не мог. Чувство безысходности и трагизм ситуации подавили наш инстинкт самосохранения: мы с другом схватили матрас с больным и спотыкаясь о строительный мусор потащили его к выходу.

Во дворе выяснилось, что никто серьёзно не пострадал. После того, как стихия успокоилась, мы пошли наводить порядок в отделении и тут испытали лёгкий шок. Кровать, с которой мы стащили больного, была практически погребена под обломками битого кирпича и кусками цементной штукатурки. При этом соседние кровати были просто покрыты мелкими осколками и слоем пыли. Только тут пришло осознание того, что мы в прямом смысле этого слова спасли жизнь человеку. На душе было радостно и немного страшно. А я с тех пор, как только по телевизору начинают показывать фильм «Зита и Гита», стараюсь переключить на другой канал…

Фото из архива надымской центральной районной больницы

Оцените материал
4.0

Количество проголосовавших: 3

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Автор статьи

Мария ВОЛГИНА, корреспондент газеты "Рабочий Надыма". Все материалы этого автора

Читать также

На Ямале откроют три новых онкоцентра
19 апреля
Работа онкологической службы региона продолжает совершенствоваться...
Кампания продолжится до 1 октября
12 апреля
На Ямале против кори привьют более 48 тысяч человек...
Время возможностей
5 апреля
Клубу общения для людей с ограниченными возможностями здоровья «Преодоление» — 10 лет...
Задача президента
29 марта
На Ямале выросла ожидаемая продолжительность жизни...
%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f