[12+]

Остались людям песни и стихи

11 января
0

Поэты живы, пока живёт их творчество...

Dsc00234 Остались людям песни и стихи

«Чтобы признаться в любви, нам ни к чему много слов…» Несколько лет назад эти строки Сергея Гудкова впервые прозвучали со сцены на мотив вальса. Автор посвятил их любимому городу — приполярному Надыму.

В сердцах земляков они нашли такой тёплый отклик, что песня стала для публики одной из любимых. Сегодня она звучит на многих городских мероприятиях. Её «увозят с Севера» ветераны, уезжая на заслуженный отдых.

Но для вдохновенного певца надымской земли она не оказалась единственной. Щедрый талант Сергея Гудкова подарил песни окружным соревнованиям оленеводов, фестивалю национальных культур «Венок дружбы», конкурсам «Полярная лира» и «Жемчужинка Надыма», городским спортсменам и членам клуба «Преодоление». В общей сложности около 30 стихо­творений талантливого поэта стали песнями.

В 2004 году вышла первая книга его стихотворений «О Душе и о Тебе, о Любви и о Судьбе…». А в конце прошлого года в Тюмени вышел его второй поэтический сборник «Я скажу вам без прикрас…». Это событие и стало поводом для разговора корреспондента «РН» с Сергеем Фёдоровичем. К сожалению, поэт дал в нём своё последнее интервью…

Всё дело в том, что с осени 2018 года он тяжело болел. И хотя врачи не давали утешительных прогнозов, его друзья, близкие, да и сам он жили надеждой на то, что недуг отступит. Наверное, поэтому разговор с поэтом о его новой книге, о жизни и творчестве оказался лёгким, был наполнен юмором и светлыми воспоминаниями. Приводим его без сокращений.

— В молодости стихи пишут многие. А как получилось, что вы сохранили увлечение поэзией в течение всей жизни?

— Наверное, потому, что оно родилось в раннем детстве. Когда мне было шесть лет, мама умерла, попал на воспитание в школу-интернат для детей-сирот города Обнинска. Рядом со мной оказались ребята с такими же горькими судьбами. Нам всем не хватало семейного тепла и материнской ласки, но росли мы дружными и сплочёнными. Учителей и воспитателей я вспоминаю с благодарностью. Они неформально подходили к нашему воспитанию, старались дать душевную поддержку, если надо — помочь советом.

Это была середина 60-х годов. Развлечений в интернате было не так уж много. Организованно — футбол и пение. В свободное время — азартная мальчишечья драка. Успевал везде (смеётся, — прим. автора). Но если меня для чего-нибудь звала преподаватель русского и литературы Таисия Михайловна, я всё откладывал и шёл к ней.

В младших классах перед подготовкой домашнего задания нам читали вслух рассказы и сказки. Помню, что слушал их с упоением, переживая происходящее будто наяву. Наверное, уже тогда мне хотелось научиться писать так же, как делали это авторы детских книг.

Позже появилась любовь к произведениям Сергея Есенина, Андрея Дементьева, Евгения Евтушенко, Владимира Высоцкого за их жизненность и за оптимизм, за правду слога. Что-то пробовал писать сам в классную стенгазету.

— К моменту окончания школы-интерната не появлялось желания связать свою жизнь с литературой, русским языком?

— Я был сиротой и чётко осознавал, что мне нужна надёжная мужская профессия, которая помогла бы мне быстрее встать на ноги, а в будущем — кормить семью. Это и сыграло решающую роль в том, что я окончил калужское среднее профессионально-техническое училище и получил профессию электрогазосварщика.

— А на Севере как оказались?

— После СПТУ я пошёл служить в армию. И когда срок службы подходил к концу, нам предложили отправиться работать на ямальский Север. Тогда тут кипела работа: осваивались месторождения, строились трубопроводы! К тому же возвращаться из армии мне было некуда. А тут мой друг Бахит воодушевлённо так говорит: «Серёга, а давай рванём Север осваивать?!»

Так, в мае 1979-го, получив комсомольские путёвки, мы с ним вдвоём оказались в Надыме. Моим первым местом работы стало СУ-21 треста «Севертрубопроводстрой». Тогда это молодое предприятие обеспечивало прокладку газовой магистрали «Уренгой — Помары — Ужгород». Я трудился на строительстве газопроводов, трассовых посёлков, зимников и переправ. Мне казалось, что я попал в свою стихию! Здесь кругом кипела жизнь таких же молодых и чудаковатых, как я…

— Эта созидательная, романтичная эпоха и подтолкнула вас к творчеству?

— Может быть, эпоха, а может быть, ещё наш удивительный край. И тогда, и сейчас Ямал видится мне загадочным, очаровательным и непредсказуемым. Строки будущих стихотворений рождались под звук автомобильного двигателя, под лязг и скрежет трубоукладчиков, под сварочный стык на трубе… А иногда на рыбалке у костра или в охотничьей избушке под шум ветра.

— Вы из тех, кто помнит свои стихи или предпочитаете записывать?

— Первые стихотворения я помнил. Все. Позже стал записывать. Может быть, их стало много. А может, я стал старше (улыбается, — прим. автора). Всегда брал с собой блокнотик или листок бумаги: так, чтобы легко поместились в карман, а ещё карандаш. Бывает, что записываю строчку, а стихотворением или песней она «обрастает» уже позже. А поводы для записей были разные. Например, шторм на реке Надым. После него было написано стихотворение «Опять река меня пугает непогодой...». Или поездка на «техпомощи» по салехардскому зимнику — «Уже полсуток еду, без сна и без обеда».

— Семья поддерживает ваше увлечение поэзией?

— Близкие и родные меня всегда понимают. При их поддержке я восстановил по памяти свои первые стихотворения и выпустил самиздатовский сборник «О Душе и о Тебе, о Любви и о Судьбе…». Также я им очень благодарен за помощь в выпуске своей второй книги. Кстати, Наташа (супруга Сергея Гудкова, — прим. автора) уверена, что не вошедшие в него стихотворения вполне могут составить третью книгу.

— Это правда, что с Наталией Флориановной вас тоже познакомил Север?

— Север и спорт! — вступает в разговор жена Сергея Фёдоровича. — Я тоже работала на трассе. И когда выдалась свободная минутка, пошла посмотреть, как наши ребята играют в волейбол. Мяч ударился в сетку и прилетел ко мне. Я подняла его, передала в руки подошедшему Серёже и… сразу влюбилась! Даже в рабочей одежде он казался настоящим мушкетёром: уверенным, подтянутым, ловким. Мы познакомились и стали общаться. И оказалось, что он смелый, добрый, честный и справедливый — каким должен быть настоящий мужчина. Таким Серёжа остаётся всю свою жизнь. И следуя этим же принципам он старался воспитывать наших троих детей.

— Сергей Фёдорович, а какое из ваших стихотворений стало первой песней и как это произошло?

— Первая песня родилась из стихотворения «Попутчица-дорога». Признаюсь, петь я не умею, но к нему у меня даже мотив придумался! Я напел его замечательному надымскому композитору Юрию Узуну. Впрочем, думаю, моё исполнение не очень его вдохновило (смеётся, — прим. автора). Эта песня дала начало нашему творческому союзу с Юрием Узуном, которому я благодарен за нашу дружбу и за наши песни...

    К сожалению, надеждам на выздоровление Сергея Фёдоровича Гудкова не суждено было сбыться. 31 декабря 2018 года его не стало. В день похорон с ним пришли проститься десятки надымчан, и сотни выразили в социальных сетях свои соболезнования близким. Во многих записях — искренняя скорбь и тёплые воспоминания об этом светлом, отзывчивом человеке и его литературных работах. И, наверное, это главное: чтобы помнили. Ведь поэты не умирают, если продолжает жить их творчество. А песни и стихотворения Сергея Фёдоровича остались с нами.

В КРАЮ ПРИПОЛЯРНЫХ СУРОВЫХ МЕТЕЛЕЙ

В краю приполярных суровых метелей,
На месте рабочих вагон-городков,
Построен был город средь кедров и елей
Руками романтиков и чудаков.

Нам было не сладко, мы жили в палатках,
С небес приземлялся на грунт самолёт,
Но верили всё же, что счастье возможно
И город-красавец в тайге расцветёт.

Дай бог северянам чудесной погоды,
Свершений мечты, исполнения грёз.
Ведь летом здесь — край комариных угодий,
Зимою сварливой — морозы до слёз.

Года пролетают с неведомой силой,
Душа молода и не хочет стареть.
И я благодарен тебе, город милый,
Что душу мою ты сумел отогреть.

Родимый Надым, ты по-прежнему молод,
И трудно опять подобрать мне слова
О том, что любимый мой северный город
На душу мою заимел все права!


Опять река меня пугает непогодою.
И вот уже который день Надым штормит,
Я захотел побыть наедине с природою,
Но ей не нравится мой дружеский визит.
Всё оттого, что наши встречи стали редкими,
Я навещать её порою забывал,
Разволновалась, что разменными монетками
Её любовь на суматоху променял.
Чего греха таить, наверное, обиделась…
Да я и сам сдержать эмоций не могу,
Она, прекрасная, во снах мне часто виделась,
Где я, рыбача, жёг костёр на берегу.
И вот пришла моя пора всерьёз покаяться,
Чтобы ушла из стариц мутная вода,
Я не из тех, кто от ошибок зарекается,
Но и скулить, как пёс, не буду никогда.
В дорогу Бог всегда даёт необходимое,
И после тёмной будет светлой полоса.
Я знаю, что ты дома ждёшь меня, любимая,
И мои мысли улетают в небеса!
Я расскажу тебе, какая ты красивая,
И как я верю в силу этой красоты!
Всё небо в тучах — лишь одно окошко синее,
А значит синее окошко — это ты.


Мама милая, помнишь, как было,
Летом ласковым пел соловей,
А теперь — лишь в ограде могила...
В жизни нет мне поддержки твоей.
Ты спасала в минуты сомнений,
И учила нас в жизни всему,
Как беречь в своём сердце терпение,
Лишь с годами я, мама, пойму.
С уважением кланяясь храму,
Призывала служить ты добру,
Я твои завещания, мама,
Буду помнить — пока не умру.


Шагает праздничный парад
По главной площади страны.
И видит прошлое солдат,
Давно вернувшийся с войны.
Он вспоминает, как тогда,
Когда был немец под Москвой,
В огне пылали города,
И тихо шепчет: «Боже мой!..»
Не может ни один музей
Вместить всю правду о войне...
Как много полегло друзей
В чужой, далёкой стороне.
Нам много вёрст пришлось пройти,
Но на поверженный рейхстаг
В конце победного пути
Мы водрузили красный флаг!
Чтобы ответил лютый враг
За слёзы наших матерей,
Мы водрузили красный флаг
Во славу Родины своей!
Стоит в безмолвии солдат,
Лишь слёзы на глазах видны,
В них боль заслуженных наград
Несуществующей страны…


О чём задумалась ты сидя у окна,
Моя любимая и верная жена?
Немало в жизни нами пройдено дорог,
И никогда с тобой я не был одинок.
Я у иконы не устану повторять:
«Не потерять бы мне тебя, не потерять!
И пусть молитва бережёт от всех тревог,
Храни нас Бог, храни нас Бог, храни нас, Бог...»
Росли стеной для нас преграды на пути,
Порой казалось, что дорогу не пройти,
Но в трудный час в удачу веришь ты одна,
Моя любимая и верная жена.
Моя родная, прогони печали прочь
И не горюй, ведь за окном ещё не ночь
Не унывай и о прошедшем не жалей,
Нет в этом мире никого тебя милей.
Мы прошагали по удачам и грехам,
И на пути своём гляделись в облака.
И — в безнадёжность серых туч бездонной тьмы,
И — в белый пух среди небесной синевы.
Моя родная, у окошка не грусти,
За тучи серые — помилуй и прости,
Дороги наши знаешь только ты одна,
Моя любимая и верная жена.


Заряжусь на весь год настроением,
Поклонюсь небесам до земли,
Мой любимый Надым, с днём рождения!
Принимай поздравленья мои.
Верю я, дорогой, что всё сбудется!
И прекрасен всегда будешь ты!
Пусть цветут на бульварах и улицах
К твоему юбилею цветы!
Храм блестит куполами средь города!
Ярко солнышко светит над ним!
И душою всегда будут молоды
Те, кто строил красавец Надым!
Разлилась колокольная звонница,
Прославляя Надым и Ямал!
Хорошо, что сегодня нам вспомнится,
Кто надымский уют создавал.


Опять мороз пронизывает душу,
Напоминает Север о себе.
И вспомнились друзья, что даже в стужу
Работали на газовой трубе.
И стык за стыком сваривали плети,
Чтобы ушла в Европу «злата нить»,
А впереди их ждали лихолетья,
Которые вовеки не забыть…
Я помню, как мы мёрзли и тонули,
Идя по трассам северных дорог.
Как жаль, что в жизни многих обманули,
Но верю, будет милостив к нам Бог.
Весёлые и смелые ребята,
С ума сойти, как много мы прошли
По зимникам Сибири необъятной,
По тундре неизведанной земли.
Пусть воцарится мир на белом свете.
Мы сдюжим, лишь бы не было войны,
Но всем желаю, чтобы наши дети
Учили биографию страны...

Фото Андрей Онохова

Оцените материал
4.9

Количество проголосовавших: 14

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Автор статьи

Елена ПЕККА, корреспондент газеты "Рабочий Надыма". Все материалы этого автора

Читать также

Можно ли уберечься от потрошителей посылок?
15 марта
Одно из писем в редакцию вновь подняло злободневную тему: воровство из почтовых отправлений...
Роман с медициной
8 марта
Людмила Мольченкова более 45 лет трудится на благо здоровья надымчан...
Мы кочевали и будем кочевать!
8 марта
Ямальские семьи поделились семейными целебными рецептами и обрядами...
Первые оленеводы совхоза, или Как нужно биться за построение социализма в тундре
1 марта
27 февраля ко Дню оленевода в музее истории и археологии открылась выставка «Профессия — оленевод», п...
%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f