[12+]

Провожая семнадцатый

12 января
0

По поводу столетия октября 1917 года

%d1%81 %d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82%d0%b0 culture.ru Провожая семнадцатый

Я лично полагаю, что человек рождается для счастья. Ведь именно его желает мать своему ребёнку. Другие считают, что человек рождается для подвига. Или чтобы страдать, но верить во что-то. Например, в Магомета. Или в победу коммунизма, или в то, что в своих бедах виноваты не мы сами, а наши враги. Последнее, кстати, сегодня особенно распространено. Но подозреваю, что не все враги в курсе, что они — наши враги.

Когда говорят про то, что февраль и октябрь семнадцатого случились из-за плохого царя, то мне вспоминается рождённое опытом древних латинское выражение «Post hoc non propter hoc». В переводе на русский оно звучит как «После того, но не вследствие того». И раз уж с царя начали, то скажем пару слов.

В отличие от всех следующих руководителей страны последний русский царь не держался за власть. Он сам был моральным человеком и верил в то, что в России преобладают люди с моралью. Но после Николая II в верхних эшелонах власти победил диапазон от серой низости до чёрной подлости, и на этом фоне оказалось, что царь был идеалистом. После него победило моральное средневековье с его беспредельной жестокостью. С тех пор жестокость была заново признана и, между прочим, поныне остаётся в России в головах многих сограждан не только методом, но и показателем эффективного управления как в мирное время, так и в войну. Как говорят в народе с щедрой душою, «бей своих, чтоб чужие боялись».

Николай Александрович был не таким. И отец его тоже. Как пострадала семья террориста Александра Ульянова, готовившего покушение на главу государства императора Александра III? Кроме казни самого террориста — никак!

При власти Ленина в аналогичной ситуации покушающихся и их родню расстреляли бы всех и сразу. При власти Сталина — через пару-тройку лет лагерей. При власти Александра III Романова (отца Николая II) после казни названного террориста его родному брату Володе Ульянову выдали золотую гимназическую медаль и позволили поступить в университет и учиться. Но уже на первом курсе он участвует в антиправительственной буче.

Что сделали бы Ленин и Сталин, а вернее их система за такую гражданскую активность? Расстреляли бы немедленно!

А что сделал так называемый кровавый царский режим? Родного брата — террориста и антиправительственного бузотёра — отправили в ссылку. Куда же? Под Казань, в деревню Кокушкино, в родовое поместье его маменьки Марии (урождённой Бланк)!

Что сделал тот же режим с Владимиром Ульяновым в 1897 году, когда стало очевидно, что он уже превратился в профессионального революционера (по сегодняшнему говоря — в профессионального террориста)?

Режим велел ему ехать в ссылку в село Шушенское, на юг современного Красноярского края. И Ульянов поехал. Сам, свободно, не под конвоем, заворачивая по пути в гости к доброжелателям. Потом два с половиной года провёл, здоровея и буквально толстея в курортных условиях южнее города Минусинска на свежей баранине и прекрасном воздухе богатого сибирского села. И при этом интенсивно писал революционные статьи.

Это называлось «жить под надзором полиции». Кстати, порядок был такой, что власти при этом ещё и платили ссыльному 8 рублей в месяц, чего хватало на оплату жилья, питание (свежее мясо — каждый день!), а также услуги прачки. Прочие деньги (на покупку свежих книг) присылала мама, получая большую пенсию за покойного папу. То есть пенсию, жалованную императором отцу террориста, покушавшегося на императора.

А у власти в стране был уже Николай II.

Что было характерно для его монархии? Во-первых, непостижимый для большевиков гуманизм: уважение человека как личности и народа как народа. Например, отношение к малым этносам Севера было исключительно охранительным. Правительство строго следило, чтоб их промысловые земли не захватывались ни русскими предпринимателями, ни представителями других народов. В стойбища аборигенов было законом запрещено ввозить алкоголь.

Плохо царизм относился только к евреям. После разделов Польши в конце XVIII века основная масса польских евреев стала российскими подданными. И Николай II возглавлял то государство, которое ещё до него определило им чёрту оседлости. В своём настороженном отношении к евреям Николай лично и русский царизм вообще не были оригинальны. Во все времена только еврейский народ несправедливо, по каким-то невнятным причинам притесняли все, кто жил вокруг. И в древнем мире, и в средние века, и в новое время. На территории той же Польши евреи собрались в основном в результате гонений (в данном случае они означали погромы, сопровождаемые убийствами) на них в Испании, Франции, Португалии, Англии, Германии.

Всё это к тому, что Николай II не очень доверял евреям, а те не очень-то любили его. Случайно или нет, но национальный еврейский фактор сыграл очень заметную роль в октябре 1917 года и в последующих событиях.

Но мы отвлеклись от неумелой охранительной политики Николая Александровича Романова. А примеры её такие. Иосиф Виссарионович Джугашвили был известен властям как человек, единственным занятием которого была подготовка к свержению законной власти незаконным путём. За это его 7 раз отправляли в ссылку, где он, как и Ленин в Шушенском, жил привольно, ел досыта и всякий раз бежал оттуда, как только появлялись деньги для билета на пароход или на наём извозчика. Таким же образом бывал в ссылке и бежал оттуда будущий главный организатор октябрьского военного переворота в Петрограде и главный организатор Красной армии Лейба Давидович Бронштейн, он же — Троцкий. И так было со всеми профессиональными организаторами большевистского переворота, а позднее — руководителями новой России, лживо названной словом «советская».

В ходе Первой мировой войны, которая, вообще-то, называлась тогда в России Второй Отечественной, большевики из штанов выпрыгивали, разваливая армию и тыл.

И я, будучи школьником, а потом студентом исторического факультета, заучивал материалы о том, как хорошо, что рабочие во время вой­ны в каком-нибудь 1916 году бастуют, организованные на это большевиками. Борются за свои права. И никто из моих учителей не додумался до параллели: как относиться к идее рабочих забастовок в СССР в каком-нибудь 1942 или 1943 году?

Бред? Почему? Ведь тоже война с Германией. Они же объявили нам войну. Или Первая мировая — несправедливая, потому что империалистическая? Нет, ничем принципиальным эти войны не отличаются, кроме смены идеологий правящих кругов. Что касается прочего, то в XX веке и Россия, и Германия при любых режимах стремились быть империями. А политика империй и есть империализм. Сейчас всё в мире обстоит так же, только словечко стало не модным. Теперь чаще в употреб­лении словосочетание «многополярный мир».

Я вовсе не голосую за забастовки во время войны с гитлеровцами. Просто иллюстрирую подлость большевистскую в годы Первой мировой. Только не было в стране при большевиках ни одной силы, способной хоть как-то заметно повлиять на их власть. Ведь они вырезали всех своих врагов под корень. Наверное, никто в политической истории не искоренял оппонентов столь тщательно.

Не могли под корень вырезать только массовую нелюбовь и недоверие населения. Потому никогда в русской истории не было столько пленных, сколько получила от нас Германия во Второй мировой. Аж целая армия была сформирована. Под руководством героя обороны Москвы генерала Власова.

Но мы отвлеклись от личности последнего русского царя. С моей точки зрения, которая сформировалась в основном при чтении личных дневников Николая II, человеком он был весьма недалёким и с полным отсутствием пассионарности, столь необходимой любому лидеру. Думаю, что его можно назвать весьма безвольным и довольно бестолковым руководителем. Но нельзя считать нечестным, а тем более коварным, вероломным и вообще аморальным. И ещё нелепо называть его кровавым. Он не был жестоким, чего, увы, не скажешь о последующих руководителях России.

Вообще-то, на тему «Октябрь-1917: «за» или «против»?» спорить довольно бессмысленно. Ведь это всё равно, что мусульманину доказывать, что христианство — более верное учение или христианину втолковывать, что истинная вера — это ислам.

Так уж получается. Особенно бесполезно разговаривать в среде тех, кто состоял в единственной в СССР партии. Эти люди, скрывая свою либо слабость, либо откровенную низость будут рассказывать вам о вступлении в КПСС по причине якобы постигшего и так и не покинувшего их идеализма. Хотя на самом деле партбилет им нужен был всего лишь как пропуск в профессиональную или общественную карьеру.

Десятилетия сложились в не­уничтожимые горы мифов и откровенной лжи, в конкретные биографии, которые явились историей либо простого выживания, либо приспособленчества и карьеры. В течение этих десятилетий были убиты многие нравственные оценки, а многие преступления против человеческого естества, против морали и традиционных понятий о добре, наоборот, обрели статус от нормы до подвига.

Чего, например, стоит словосочетание «герой гражданской войны»! По факту это означает, что если ты можешь ради идеи убивать соседей, братьев или даже родителей, значит ты — герой.

Другой пример. Что именно сделал Павлик Морозов и за что его убили — так и осталось неясным. Как оказалось, даже пионером он не был, ведь пионерский отряд в этой деревне появился годы спустя. Зато более чем активно и широко был внед­рён в общество миф о Павлике, призывающий интересы власти ставить выше общечеловеческой морали. Вся история октября 17-го года и последующих событий — это история обмана и вероломства.

Большевики объявили себя марксистами, наплевав на некоторые марксистские догмы. Например, на ту, что предполагала одновременный переход к социализму в большинстве экономически развитых стран. Но очень уж им хотелось провести глобальный кровавый общественный эксперимент, «порулить», не будучи ограниченными никакой моралью. Мораль была объявлена вредным, буржуазным пережитком, а интеллигенция, цитируя Ленина, «говном» нации.

Большевики писали лозунги про «землю — крестьянам», при этом планируя её исключительно государственный статус. В итоге коллективизация стала новым закрепощением крестьян, когда даже из колхоза в колхоз нельзя было перейти без особого разрешения властей — преследовалось уголовно.

Большевики обещали отдать заводы и фабрики рабочим, на самом деле планируя их исключительно в качестве собственности государства. Как и землю. Обещали власть народу, при этом монополизировали её исключительно в собственных руках. Большевики говорили о диктатуре пролетариата, прекрасно зная, что её в природе не может быть по определению: либо ты — пролетарий у станка, либо — диктатор за письменным столом и при секретаре. Третьего не дано и быть не может.

Более того, повсеместно быстро созданные большевиками ревкомы прикрепили, сделали крепостными и рабочих. Для борьбы с остатками пролетарских вольностей были созданы так называемые рабочие дома и концентрационные лагеря. Например, в Тобольске и Тюмени. Они носили именно такие названия-определения и дополнительно могли иметь номера. И сделано это было именно при добром Ленине. При злом Сталине лагеря стали называться уже не концентрационными, а трудовыми.

Вопрос вопросов: если большевики такие плохие, то почему же они победили в гражданской войне?

Ответ ответов: большевики победили именно потому, что, во-первых, в отличие от любых оппонентов всё время врали самым фантастическим, безответственным образом, обещая немедленную халяву. Политическое шулерство было доведено до космических масштабов.

А во-вторых, большевики применили ту степень жестокости, о которой российские люди уже забыли как минимум с XVI века. Чего стоит одна практика заложничества…

Так и закончилась гражданская война. А точнее — череда гражданских войн с 17-го года и по 30-е, если не забывать о так называемых басмачах в Средней Азии.

Всё стало государственным, а ядром государства или, как было сказано в Конституции СССР 1977 года, «руководящей и направляющей силой» стала большевистская партия, в то время уже называвшаяся КПСС.

Право собственности предполагает сочетание прав: владения, пользования и распоряжения. Всеми тремя этими правами, а значит и общим правом собственности обладало лишь государство чиновников — поголовно членов большевистской партии.

Даже колхозы, лживо называемые формой кооперативной собственности, были самой настоящей государственной собственностью и потому, например, распускались, преобразовывались или превращались в совхозы одним росчерком пера.

Нобелевский лауреат по литературе русский писатель Иван Бунин однажды в публичной речи произнёс: «Выродок, нравственный идиот от рождения Ленин явил миру в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, ужасающее. Он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек. И всё-таки мир настолько сошёл с ума, что до сих пор спорят: благодетель он человечества или нет».

Отчего у нобелевского лауреата такая нелюбовь к Ильичу?

Может, оттого, что Ивану Бунину не нравился лозунг большевиков «Превратим войну империалистическую в войну гражданскую». И они его реализовали, сначала разогнав всенародно избранное учредительное собрание, потом сдавшись, отдав громадные территории и заплатив контрибуцию побеждённой Германии, а затем начав повсеместный кровавый террор и экспроприации, т. е. грабёж собственности.

Может, оттого, что «добрый дедушка Ленин» запретил денежное обращение, отобрал у крестьян зерно для пропитания, а потом издал приказ об изъятии у них и семенного зерна. Начался голод, и такой, что по бывшей Российской империи распространилось людоедство.

В результате в начале 1921 года даже некогда пьяные балтийские матросы протрезвели от писем из родных деревень и, засев в Кронштадте, потребовали от большевиков настоящих выборов и настоящей советской власти, то есть власти советов, а не партийных функционеров. Того же потребовали в 1921 году мятежники Тамбовской губернии и крестьяне всей Западной Сибири от Алтая до полуострова Ямал.

Но не было в политической истории более наглых лжецов, чем большевики. И при наличии в собственном арсенале пулемётов и химического оружия, перебив и пересажав крестьян с матросами, они повсеместно установили памятники членам своей партии, погибшим за власть в ревкомах и за кормушки к ним близкие, но, судя по лживым надписям, якобы за «советскую» власть.

Жена покойного Ленина Надежда Крупская вещала в 1934 году на 17-м съезде партии: «Ленин дал указание, как идти по пути строительства социализма, и партия по пути этому шла, и достижения громадные. Оттого съезд чувствует такой подъём. Каждый знает, какую громадную роль в этой победе играл тов. Сталин (аплодисменты), и поэтому то чувство, которое испытывал съезд, вылилось в такие горячие аплодисменты, в горячие овации, которые съезд устраивал тов. Сталину».

После этого съезда, до начала Второй мировой войны Сталин перестреляет почти всех своих соратников, так называемую ленинскую гвардию. Крупская умрёт в феврале 1939-го. Есть версия, что не сама, а в результате отравления. Но это только версия.

P. S. Когда говорят, что без Сталина и коммунистов мы бы не вы­играли во Второй мировой войне, мне хочется добавить, что без них Россия и Наполеона не победила бы.

Фото из открытых интернет-источников

Оцените материал

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Читать также

Время творить добро
27 апреля
В Надыме завершился третий этап благотворительного марафона «Лето-2018»...
За многолетний добросовестный труд
27 апреля
В Надыме наградили специалистов местного самоуправления...
Свои среди своих, чужих не было
27 апреля
В ледовом дворце спорта «Надым» прошёл фестиваль...
Это было недавно...
27 апреля
30 лет назад был создан надымский филиал тюменского музея изобразительных искусств...
%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f