[12+]

Вначале было слово

9 февраля
0

В Надыме гостил один из первых бардов района

Mav 4037 Вначале было слово

Мы часто находимся в плену стереотипов, газетных, телевизионных штампов и настолько привыкаем к ним, что порой не замечаем. Произнося, видим одну и ту же картину. А жизнь — она разная, и, говорят, дважды в одну реку войти нельзя. Некоторые печатные шаблоны, такие как «два мира — два детства», «Нью-Йорк — город контрастов», сегодня кроме улыбки ничего не вызывают. Другие, например «приехали на годы, остались навсегда», до сих пор живы и в ходу. Хотя навсегда — если человек уже на погосте, а большинство ведь уезжает на малую родину или в тёплые края.

ТАМ, ГДЕ 9 МЕСЯЦЕВ — ЗИМА

Существует и такой штамп — «первопроходец, покоритель Севера». Представляется суровый, крепкий физически и духом человек в унтах, овчинном полушубке или другой соответствующей климату одежде. Что так и есть. Но жизнь этих людей заключалась не только в покорении природы, бурении скважин и смертельном риске в мёрзлой тундре. Они здесь жили. Любили, ненавидели, отдыхали после работы, ходили в гости. Танцевали, пели, творили картины, прозу, стихи и даже песни. Иных уж нет, а те далече, но иногда доносятся отголоски тех времён, приезжают люди «оттуда». Такие, как Александр Ульрих. Он, улыбаясь всей душой, берёт в руки гитару и ведёт слушателя за собой в непридуманный мир слова и музыки.

К первой песне в 1983 году «подвёл» коллега. Приехал из отпуска, сокрушается, что не успел попрощаться с невестой. На этих переживаниях и родилась песня «9 месяцев зима, ну что поделать». Раньше на школьной скамье пытался выразиться в поэзии. Как сам признаётся, коряво и нескладно.

— Назвать стихами, не опасаясь насмешки, могу написанное на Севере. Познакомился с Альфредом Гольдом, он многому меня научил. Призывал: «Не бойся резать. Понимаю, жаль сокращать своё детище, но надо. Могу начать писать на обоях у потолка, закончить над плинтусом. А потом, отсекая лишнее, оставить из написанного две строчки». Гольд как старший брат, можно сказать, духовный отец в поэзии. Людмила Ефремова помогала. К стихам надо вежливо относиться, это трудная работа. Если Жуковский Пушкина редактировал, а потом Пушкин Жуковского, нам тем более не грех прислушаться к совету.

Гитару взял в руки в 12 лет. Интерес к бардовскому творчеству вызвали мэтры жанра Юрий Визбор и Александр Городницкий. Визбора пел тогда, когда ещё и не знал, кто автор этих душевных, человеческих песен. А советчиков, наставников в сочинительстве обрёл здесь, на Ямале.

ТОТ, КТО ИДЁТ ПО СЛЕДАМ

В Пангоды Александр Ульрих попал почти сразу после армии, в 1979-м. Инструктор по вождению танка, механик-водитель 1-го класса, да ещё и электромонтажник — при любом типе экономики не останется без дела. К тому моменту самый напряжённый период освоения позади, уже 7 лет идёт на запад газ Медвежьего. Но климат мягче не стал, жизнь комфортней — тоже. Ульрих проблем с работой не имел. Трудней было попасть сюда, в закрытый район.

Всё решил случай. Приехал в отпуск на малую родину Александр Сааков, который раньше работал прорабом на участке Гарри Ульриха. Заглянул к коллеге, разговорились.

— Сын хочет попробовать силы на Севере, да вот как вызов получить?

— Без проблем — сказал Сааков, работавший тогда главным диспетчером треста «Надымгазпромстрой».

Профессия подходящая, и техники, похожей на танк, в тундровом бездорожье хватало. Александр Гарриевич отметил:

— Здесь как на войне. Не в смысле, что боевые действия и смерть кругом, а так: ты прикрываешь чью-то спину, и тебе кто-нибудь плечо подставит. Без этого не выжить. Простой пример, научивший быть внимательней к мелочам. Едем с Ямбурга, с нами Василий Константинович Васильченко. Страшный мороз, Василий Константинович на выходном, дремлет в хорошем подпитии. Вдруг резко просыпается, оглядывается: «Ну-ка тормози, надо вон туда заехать». Объясняем — торопимся, времени нет. Показывает на буровую в отдалении — ни дымка, ни пара, что-то случилось. Подъезжаем, так и есть — «накрылись» оба двигателя. А если бы не мы, когда туда помощь поспела? Замёрзли бы. Ещё вот: если в дороге заносит на обочину, стараешься «улететь» туда, где меньше снега.

— Так приземление жёстким будет.

— На пухлой обочине вытягивать начнёшь технику, снегу нароешь. А за тобой люди едут, завязнут в этом месиве. Закон такой: беспокойся о том, кто идёт следом, о тебе впереди идущий побеспокоился.

С ЗАПОРОЖЬЯ НА УРАЛ

Будучи ещё и электромонтёром, Александр выучился на машиниста передвижной электростанции. Одним из основных жизненных принципов считает доскональное знание и владение профессией. Педантичность и основательность — черты, присущие немецкому характеру.

— В Башкирию Ульрихи пришли с Запорожья, из-под Мелитополя. Шёл обоз на Урал, немецкие переселенцы к нему присоединились. Привезли в Пришиб (село в Благоварском рай­оне Башкортостана) школьную и церковную утварь, в первую же очередь построили школу и церковь. Сейчас, правда, многие уехали в Германию. А тогда наши предки арендовали землю у графа Моисеева. Деревня Моисеево до сих пор существует, только осталось два дома. В этих местах и определился на постоянное место жительства прапрадедушка Фридрих Фридрихович Ульрих. Там лежат предки, значит и малая родина там. Брал с собой внука Ваню, нашли могилу Вильгельмины Фридриховны, моей прабабушки. Привели в порядок, приподняли осевший памятник. В другой раз нанесли эпитафию собственного сочинения. Замечательная женщина была. Шила на машинке «Зингер» любую мужскую одежду: от белья до полушубков. Но только мужскую. Двум моим дедам, старшему и среднему, дала музыкальное образование. На скрипке играли.

Когда зашёл разговор о родственниках, выяснилось, что замечательных людей среди Ульрихов хватает. Отец Гарри Фридрихович на фронт не попал по возрасту, но уже в 13 лет его назначили начальником транспорта — водил обозы с хлебом. Сопровождали зерно в район — всё для фронта. Могли убить по дороге. И посадить, случись чего. По национальности немец, в вой­ну заведомо отягчающий фактор, поди докажи, что не шпион. Решительный был. В очередь на сдачу зерна не пустили, пошёл и кулаками восстановил справедливость. К тому же не по годам силён, железобетонную опору для электрического столба с земли на телегу мог один закинуть. Когда закончилась война, семье вручили три медали за труд в Великой Отечественной — матери, старшему брату Феде и самому начальнику хлебного транспорта.

ВАЛЕНКИ НА РЕЗИНОВОЙ ОСНОВЕ

А после войны медалиста ненадолго посадили. Дал родственнику лошадь вывезти дрова из лесу — злоупотребление, бдительные сограждане не оставили в безвестности. Присудили 15 лет общего режима. Можно было меньше, но за «милосердие» надо было «наклепать» на другого родственника. Не стал, глупый мальчишка. Но вышел через 5 лет, в 1953-м, по амнистии.

С четырьмя классами пошёл сразу в седьмой, в диктанте из 50 слов сделал 55 ошибок и решил — бесполезно. Если бы не упорство молоденькой учительницы, не быть ему грамотным. Окончил школу, подался в вуз. Не приняли, анкета подвела. Тут приехал «коллега» по лагерю Михаил Бронер. Растормошил парня, подхватили документы, и в электромонтажный техникум с тем же экзаменационным листом Гарри поступил с лёгкостью и изяществом. Вот пример того, что нет между немцами и евреями никакого внутреннего антагонизма, прекрасно люди уживались и дружили. Остальное от лукавого. Примечательно и то, как оказался в лагере прошедший войну фронтовик Михаил Бронер. Вернулся с фронта — разруха, ни поесть, ни одеться. Мысль работает, жилка предпринимательская «бьётся». На валенки нашили с друзьями резину транспортёрную: и непромокаемая зимняя обувь, и деньги с продажи. Так и «сел» Михаил за предприимчивость.

КОНЬЯК С ЛИМОНОМ И СПИРТ ВО ФЛЯЖКЕ

Дальше в семейную историю мы с Александром Гарриевичем не углублялись, там на роман с прицепом наберётся. Хватит для отдельного разговора и толстого журнала как минимум.

Первую песню о любимом посёлке написал в 2014 году. Спрашиваю, что подвигло?

— Люди. Там очень хорошие люди живут. Мы все возвращаемся в Пангоды.

— Вы написали такие строки:

Теперь коньяк с лимоном, всё такое...

А я готов поведать про другое:

Бывало спирт во фляжке замерзал,

И дальний свет на трассе чуть мерцал.

— Сейчас променяли бы коньяк с лимоном на спирт во фляжке?

— Спиртное я уже много лет не употребляю. Но если говорить об этом, как об определённом образе, то всё хорошо вовремя. Возвращаясь к напиткам: когда окатило ледяной водой и стоит задача выжить, не умереть от переохлаждения, коньяк с лимоном — не то. А вот спирт во фляжке — снаружи и внутрь — спасение. Мне кажется, ответил на вопрос. Всему своё время.

— Кем себя ощущаете в первую очередь, что первично — стихи или песни?

— Стихи. Я поэт, во всяком случае, надеюсь, что это так. Хорошо, если и люди так считают.

Он побывал как зритель и участник на многих фестивалях — Грушинском, Ильменском, Белебеевском. Первый, на котором попал в лауреаты, — надымский «Свеча на снегу», организовывала Светлана Райхруд. В 2006-м на Каменном мысу в Сургуте проходил фестиваль самодеятельной песни. При­ехал Александр Городницкий и для не самых юных участников придумал специальную номинацию «Аксакалы». Александр Гарриевич стал лауреатом в этой категории. Наградой гордится особенно — из чьих рук получал!

Сильное впечатление произвёл Грушинский фестиваль, когда оказался там впервые, в 1996-м:

— Песенная Мекка. Палаточный город единомышленников. Солидарность, единодушие. Палатки оставляли без страха, никто не залезет, ничего не украдут. А народу там набирается и по 200 тысяч. В 2012 году уже не рисковали оставлять вещи без присмотра.

ДЕРЕВО С КРЕПКИМИ КОРНЯМИ ВЫСТОИТ В ЛЮБУЮ БУРЮ

В апреле в Пангодах пройдёт XIII региональный конкурс самодеятельной песни под названием «Восьмая нота». В этот раз будет ещё одна номинация — поэзия. Для тех, кто любит изящную словесность, а с музыкой не дружен. Вдруг стихи найдут мелодию и родится новая песня, предполагает Александр Гарриевич. Приедут музыканты из Сургута, Нефтеюганска, Нижневартовска, Нового Уренгоя, Надыма: — Пангоды — общепризнанный центр бардовской песни на Ямале, — с ноткой гордости признаётся собеседник. — 12 фестивалей провели, приезжают талантливые ребята, есть что послушать.

— Вы — президент фестиваля?

— Нет, не президент. Не люблю возвеличивающих слов. Я бессменный председатель жюри. В клубе главных нет, все на равных. Мы ведь сообщество по интересам, нет основных и второстепенных. Худрук — Александр Белозуб. Мы инициаторы создания клуба «Северный вариант». Часто выступаем с концертами, в том числе и в Надыме.

Одна из причин, по которым Александр Гарриевич сейчас не на малой родине в Башкирии, а в Пангодах, — готовящаяся к изданию вторая его книга «Циферблат обратного времени». Иллюстрации сделал надымчанин Сергей Крысин.

— Прочёл рукопись, сказал, что с большим удовольствием поработает, и вот — один из вариантов, — показывает макеты иллюстраций. — Он по большей части и надоумил: надо печатать. Здесь описано, как выходили на Ямбург. Первую книгу «Северный вариант» помог выпустить «Газпром», спасибо Ивану Александровичу Богуну. Сейчас я пенсионер, буду искать спонсоров в Тюмени.

— А в Белебее чем занимаетесь?

— Дачу купил, копаюсь потихоньку. С друзьями диски записываем, пишу стихи. Убить время проблемы нет, ещё и не хватает. В 2015 году на фестиваль в Сургут возил внука. Понравилось парню. Окончил музыкальную школу по классу гитары. Поют в группе «Ассоль». Что-то своё играют, рок, наверное. В Крыму взяли гран-при на конкурсе.

Хорошо, когда человек может отследить родословную за несколько поколений. Как Александр Ульрих — от Фридриха Фридриховича до Ивана Сергеевича. И не вызывает вопроса, откуда в семье тяга к музыке. А также понятны чувства Ивана Сергеевича, наводящего порядок у надгробия Вильгельмины Фридриховны. Замыкая круг, напомним: в апреле «Восьмая нота» в Пангодах, следите за новостями. А если найдутся спонсоры издания, то почитаем «Циферблат обратного времени».

Фото из архива Александра Ульриха и Арины Мельниковой

Оцените материал
5.0

Количество проголосовавших: 3

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Автор статьи

3 Марат ГАЛИМОВ, корреспондент газеты "Рабочий Надыма". Все материалы этого автора

Читать также

Не нужно изобретать велосипед
16 ноября
Надымские общественники побывали на итоговом форуме активных граждан «Сообщество»...
Удалённым территориям тоже нужны специалисты
16 ноября
Наш земляк пробует силы в федеральном конкурсе...
Служите, мы вас ждём!
9 ноября
2 ноября в Надыме напутствовали будущих солдат...
Рядом с Надымом появится новый туристический объект
9 ноября
Проект «Комфортная среда» шагнёт за пределы города...
%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f