[12+]

Вначале было слово

9 февраля
0

В Надыме гостил один из первых бардов района

Mav 4037 Вначале было слово

Мы часто находимся в плену стереотипов, газетных, телевизионных штампов и настолько привыкаем к ним, что порой не замечаем. Произнося, видим одну и ту же картину. А жизнь — она разная, и, говорят, дважды в одну реку войти нельзя. Некоторые печатные шаблоны, такие как «два мира — два детства», «Нью-Йорк — город контрастов», сегодня кроме улыбки ничего не вызывают. Другие, например «приехали на годы, остались навсегда», до сих пор живы и в ходу. Хотя навсегда — если человек уже на погосте, а большинство ведь уезжает на малую родину или в тёплые края.

ТАМ, ГДЕ 9 МЕСЯЦЕВ — ЗИМА

Существует и такой штамп — «первопроходец, покоритель Севера». Представляется суровый, крепкий физически и духом человек в унтах, овчинном полушубке или другой соответствующей климату одежде. Что так и есть. Но жизнь этих людей заключалась не только в покорении природы, бурении скважин и смертельном риске в мёрзлой тундре. Они здесь жили. Любили, ненавидели, отдыхали после работы, ходили в гости. Танцевали, пели, творили картины, прозу, стихи и даже песни. Иных уж нет, а те далече, но иногда доносятся отголоски тех времён, приезжают люди «оттуда». Такие, как Александр Ульрих. Он, улыбаясь всей душой, берёт в руки гитару и ведёт слушателя за собой в непридуманный мир слова и музыки.

К первой песне в 1983 году «подвёл» коллега. Приехал из отпуска, сокрушается, что не успел попрощаться с невестой. На этих переживаниях и родилась песня «9 месяцев зима, ну что поделать». Раньше на школьной скамье пытался выразиться в поэзии. Как сам признаётся, коряво и нескладно.

— Назвать стихами, не опасаясь насмешки, могу написанное на Севере. Познакомился с Альфредом Гольдом, он многому меня научил. Призывал: «Не бойся резать. Понимаю, жаль сокращать своё детище, но надо. Могу начать писать на обоях у потолка, закончить над плинтусом. А потом, отсекая лишнее, оставить из написанного две строчки». Гольд как старший брат, можно сказать, духовный отец в поэзии. Людмила Ефремова помогала. К стихам надо вежливо относиться, это трудная работа. Если Жуковский Пушкина редактировал, а потом Пушкин Жуковского, нам тем более не грех прислушаться к совету.

Гитару взял в руки в 12 лет. Интерес к бардовскому творчеству вызвали мэтры жанра Юрий Визбор и Александр Городницкий. Визбора пел тогда, когда ещё и не знал, кто автор этих душевных, человеческих песен. А советчиков, наставников в сочинительстве обрёл здесь, на Ямале.

ТОТ, КТО ИДЁТ ПО СЛЕДАМ

В Пангоды Александр Ульрих попал почти сразу после армии, в 1979-м. Инструктор по вождению танка, механик-водитель 1-го класса, да ещё и электромонтажник — при любом типе экономики не останется без дела. К тому моменту самый напряжённый период освоения позади, уже 7 лет идёт на запад газ Медвежьего. Но климат мягче не стал, жизнь комфортней — тоже. Ульрих проблем с работой не имел. Трудней было попасть сюда, в закрытый район.

Всё решил случай. Приехал в отпуск на малую родину Александр Сааков, который раньше работал прорабом на участке Гарри Ульриха. Заглянул к коллеге, разговорились.

— Сын хочет попробовать силы на Севере, да вот как вызов получить?

— Без проблем — сказал Сааков, работавший тогда главным диспетчером треста «Надымгазпромстрой».

Профессия подходящая, и техники, похожей на танк, в тундровом бездорожье хватало. Александр Гарриевич отметил:

— Здесь как на войне. Не в смысле, что боевые действия и смерть кругом, а так: ты прикрываешь чью-то спину, и тебе кто-нибудь плечо подставит. Без этого не выжить. Простой пример, научивший быть внимательней к мелочам. Едем с Ямбурга, с нами Василий Константинович Васильченко. Страшный мороз, Василий Константинович на выходном, дремлет в хорошем подпитии. Вдруг резко просыпается, оглядывается: «Ну-ка тормози, надо вон туда заехать». Объясняем — торопимся, времени нет. Показывает на буровую в отдалении — ни дымка, ни пара, что-то случилось. Подъезжаем, так и есть — «накрылись» оба двигателя. А если бы не мы, когда туда помощь поспела? Замёрзли бы. Ещё вот: если в дороге заносит на обочину, стараешься «улететь» туда, где меньше снега.

— Так приземление жёстким будет.

— На пухлой обочине вытягивать начнёшь технику, снегу нароешь. А за тобой люди едут, завязнут в этом месиве. Закон такой: беспокойся о том, кто идёт следом, о тебе впереди идущий побеспокоился.

С ЗАПОРОЖЬЯ НА УРАЛ

Будучи ещё и электромонтёром, Александр выучился на машиниста передвижной электростанции. Одним из основных жизненных принципов считает доскональное знание и владение профессией. Педантичность и основательность — черты, присущие немецкому характеру.

— В Башкирию Ульрихи пришли с Запорожья, из-под Мелитополя. Шёл обоз на Урал, немецкие переселенцы к нему присоединились. Привезли в Пришиб (село в Благоварском рай­оне Башкортостана) школьную и церковную утварь, в первую же очередь построили школу и церковь. Сейчас, правда, многие уехали в Германию. А тогда наши предки арендовали землю у графа Моисеева. Деревня Моисеево до сих пор существует, только осталось два дома. В этих местах и определился на постоянное место жительства прапрадедушка Фридрих Фридрихович Ульрих. Там лежат предки, значит и малая родина там. Брал с собой внука Ваню, нашли могилу Вильгельмины Фридриховны, моей прабабушки. Привели в порядок, приподняли осевший памятник. В другой раз нанесли эпитафию собственного сочинения. Замечательная женщина была. Шила на машинке «Зингер» любую мужскую одежду: от белья до полушубков. Но только мужскую. Двум моим дедам, старшему и среднему, дала музыкальное образование. На скрипке играли.

Когда зашёл разговор о родственниках, выяснилось, что замечательных людей среди Ульрихов хватает. Отец Гарри Фридрихович на фронт не попал по возрасту, но уже в 13 лет его назначили начальником транспорта — водил обозы с хлебом. Сопровождали зерно в район — всё для фронта. Могли убить по дороге. И посадить, случись чего. По национальности немец, в вой­ну заведомо отягчающий фактор, поди докажи, что не шпион. Решительный был. В очередь на сдачу зерна не пустили, пошёл и кулаками восстановил справедливость. К тому же не по годам силён, железобетонную опору для электрического столба с земли на телегу мог один закинуть. Когда закончилась война, семье вручили три медали за труд в Великой Отечественной — матери, старшему брату Феде и самому начальнику хлебного транспорта.

ВАЛЕНКИ НА РЕЗИНОВОЙ ОСНОВЕ

А после войны медалиста ненадолго посадили. Дал родственнику лошадь вывезти дрова из лесу — злоупотребление, бдительные сограждане не оставили в безвестности. Присудили 15 лет общего режима. Можно было меньше, но за «милосердие» надо было «наклепать» на другого родственника. Не стал, глупый мальчишка. Но вышел через 5 лет, в 1953-м, по амнистии.

С четырьмя классами пошёл сразу в седьмой, в диктанте из 50 слов сделал 55 ошибок и решил — бесполезно. Если бы не упорство молоденькой учительницы, не быть ему грамотным. Окончил школу, подался в вуз. Не приняли, анкета подвела. Тут приехал «коллега» по лагерю Михаил Бронер. Растормошил парня, подхватили документы, и в электромонтажный техникум с тем же экзаменационным листом Гарри поступил с лёгкостью и изяществом. Вот пример того, что нет между немцами и евреями никакого внутреннего антагонизма, прекрасно люди уживались и дружили. Остальное от лукавого. Примечательно и то, как оказался в лагере прошедший войну фронтовик Михаил Бронер. Вернулся с фронта — разруха, ни поесть, ни одеться. Мысль работает, жилка предпринимательская «бьётся». На валенки нашили с друзьями резину транспортёрную: и непромокаемая зимняя обувь, и деньги с продажи. Так и «сел» Михаил за предприимчивость.

КОНЬЯК С ЛИМОНОМ И СПИРТ ВО ФЛЯЖКЕ

Дальше в семейную историю мы с Александром Гарриевичем не углублялись, там на роман с прицепом наберётся. Хватит для отдельного разговора и толстого журнала как минимум.

Первую песню о любимом посёлке написал в 2014 году. Спрашиваю, что подвигло?

— Люди. Там очень хорошие люди живут. Мы все возвращаемся в Пангоды.

— Вы написали такие строки:

Теперь коньяк с лимоном, всё такое...

А я готов поведать про другое:

Бывало спирт во фляжке замерзал,

И дальний свет на трассе чуть мерцал.

— Сейчас променяли бы коньяк с лимоном на спирт во фляжке?

— Спиртное я уже много лет не употребляю. Но если говорить об этом, как об определённом образе, то всё хорошо вовремя. Возвращаясь к напиткам: когда окатило ледяной водой и стоит задача выжить, не умереть от переохлаждения, коньяк с лимоном — не то. А вот спирт во фляжке — снаружи и внутрь — спасение. Мне кажется, ответил на вопрос. Всему своё время.

— Кем себя ощущаете в первую очередь, что первично — стихи или песни?

— Стихи. Я поэт, во всяком случае, надеюсь, что это так. Хорошо, если и люди так считают.

Он побывал как зритель и участник на многих фестивалях — Грушинском, Ильменском, Белебеевском. Первый, на котором попал в лауреаты, — надымский «Свеча на снегу», организовывала Светлана Райхруд. В 2006-м на Каменном мысу в Сургуте проходил фестиваль самодеятельной песни. При­ехал Александр Городницкий и для не самых юных участников придумал специальную номинацию «Аксакалы». Александр Гарриевич стал лауреатом в этой категории. Наградой гордится особенно — из чьих рук получал!

Сильное впечатление произвёл Грушинский фестиваль, когда оказался там впервые, в 1996-м:

— Песенная Мекка. Палаточный город единомышленников. Солидарность, единодушие. Палатки оставляли без страха, никто не залезет, ничего не украдут. А народу там набирается и по 200 тысяч. В 2012 году уже не рисковали оставлять вещи без присмотра.

ДЕРЕВО С КРЕПКИМИ КОРНЯМИ ВЫСТОИТ В ЛЮБУЮ БУРЮ

В апреле в Пангодах пройдёт XIII региональный конкурс самодеятельной песни под названием «Восьмая нота». В этот раз будет ещё одна номинация — поэзия. Для тех, кто любит изящную словесность, а с музыкой не дружен. Вдруг стихи найдут мелодию и родится новая песня, предполагает Александр Гарриевич. Приедут музыканты из Сургута, Нефтеюганска, Нижневартовска, Нового Уренгоя, Надыма: — Пангоды — общепризнанный центр бардовской песни на Ямале, — с ноткой гордости признаётся собеседник. — 12 фестивалей провели, приезжают талантливые ребята, есть что послушать.

— Вы — президент фестиваля?

— Нет, не президент. Не люблю возвеличивающих слов. Я бессменный председатель жюри. В клубе главных нет, все на равных. Мы ведь сообщество по интересам, нет основных и второстепенных. Худрук — Александр Белозуб. Мы инициаторы создания клуба «Северный вариант». Часто выступаем с концертами, в том числе и в Надыме.

Одна из причин, по которым Александр Гарриевич сейчас не на малой родине в Башкирии, а в Пангодах, — готовящаяся к изданию вторая его книга «Циферблат обратного времени». Иллюстрации сделал надымчанин Сергей Крысин.

— Прочёл рукопись, сказал, что с большим удовольствием поработает, и вот — один из вариантов, — показывает макеты иллюстраций. — Он по большей части и надоумил: надо печатать. Здесь описано, как выходили на Ямбург. Первую книгу «Северный вариант» помог выпустить «Газпром», спасибо Ивану Александровичу Богуну. Сейчас я пенсионер, буду искать спонсоров в Тюмени.

— А в Белебее чем занимаетесь?

— Дачу купил, копаюсь потихоньку. С друзьями диски записываем, пишу стихи. Убить время проблемы нет, ещё и не хватает. В 2015 году на фестиваль в Сургут возил внука. Понравилось парню. Окончил музыкальную школу по классу гитары. Поют в группе «Ассоль». Что-то своё играют, рок, наверное. В Крыму взяли гран-при на конкурсе.

Хорошо, когда человек может отследить родословную за несколько поколений. Как Александр Ульрих — от Фридриха Фридриховича до Ивана Сергеевича. И не вызывает вопроса, откуда в семье тяга к музыке. А также понятны чувства Ивана Сергеевича, наводящего порядок у надгробия Вильгельмины Фридриховны. Замыкая круг, напомним: в апреле «Восьмая нота» в Пангодах, следите за новостями. А если найдутся спонсоры издания, то почитаем «Циферблат обратного времени».

Фото из архива Александра Ульриха и Арины Мельниковой

Оцените материал
5.0

Количество проголосовавших: 3

Комментарии

нет комментарев

Написать комментарий

Можно войти через аккаунт Рабочего Надыма или соц. сети

Если вы не зарегистрированы на нашем сайте и у вас нет профиля в соц. сетях, зарегистрируйтесь , это займёт пару секунд, после чего вы сможете оставить комментарий.

Автор статьи

3 Марат ГАЛИМОВ, корреспондент газеты "Рабочий Надыма". Все материалы этого автора

Читать также

Счастлив во всём
17 августа
19 августа — День Воздушного флота России...
Всегда впереди
10 августа
Надымские десантники в свой праздник ввели новую традицию...
Старые покрышки вывозили тоннами
3 августа
Надымский район присоединился к региональной экологической акции...
Маршрут лета: Ямал — Тюмень
3 августа
Маленькие северяне отдыхают и поправляют здоровье в соседнем регионе...
%d1%82%d0%b8%d0%bf%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f