Эксперт-криминалист дядя Саша

Ветеран МВД вспоминает службу на Ямале

Ветеран принимает поздравления с 80-летием от родственников и коллег. Фото из личного архива Александра Калашникова

Надымские полицейские не забывают ветеранов, независимо от того, живут ли те рядом или выехали за пределы округа. Вот и 23 ноября общественная организация «Пенсионеры ОВД Надымского района» от имени коллег поздравила с 80-летием жителя Челябинска Александра Калашникова. В течение 18 лет он работал старшим экспертом экспертно-технического отделения ОВД Надыма.

Сериалы стали главным телевизионным жанром, занимающим бóльшую часть эфира, а криминальные наиболее популярны у ТВ-аудитории. «Мыло» сняли уже на темы всех полицейских профессий, есть и такие, где герои — сотрудники экспертной службы. Там по волоску, найденному на месте преступления, выясняют, кто виновен, а подключившись к городской системе видеонаблюдения, определяют и местонахождение злодея.

ПИЛОТ И ВОДИТЕЛЬ САМОСВАЛА

Не было такого оборудования в 1967 году, когда выпускник московской специальной средней школы милиции Александр Калашников начал работать в криминалистической лаборатории Челябинска. А в 1977-м, приступая к службе в экспертно-техническом отделении ОВД Надыма, имел в активе один фотоувеличитель. И ничего, работал. Преступлений века в те времена на Ямале не совершали, а с остальным справлялись успешно, вспоминает Александр Николаевич.

Наш разговор состоялся через пару дней после его юбилея. Несмотря на то, что ветеран перешагнул значительный рубеж жизни, голос бодрый, а речь пересыпается доб­рой порцией юмора. О наличии этой полезной черты характера свидетельствует стиль, в котором написана автобиография. Просматривается даже некоторая параллель с героем Ильфа и Петрова, только не в плане криминальных талантов, а в умении быстро принимать решения и решительно воплощать (извините за тавтологию, но так звучит точнее).

Учился в школе, параллельно в аэроклубе ДОСААФ. На учебных сборах, куда попал по направлению военкомата, окончил курс и получил военный билет пилота запаса, где указано звание: сержант. Карьере лётчика помешало ухудшившееся зрение, медкомиссия в лётном училище поставила крест на «воздушных» планах.

— Жаль, я ведь с детства мечтал о небе. Но всё-таки полетал в аэроклубе. И адреналин, и красота земли из кабины пилота! Хоть немного, но успел.

— Если сегодня сядете на такую же модель самолёта, взлетите?

— Не только взлететь, думаю, и посадить смогу без проблем.

А тогда парень не расстроился. Пошёл, опять же через военкомат, на курсы водителей и сдал на права профессиональной категории «С».

Пару лет поработал на самосвале ЗИЛ-585. Если заинтересовало, что это за автомобиль, загляните в интернет — увидите цементовоз из фильма «Джентльмены удачи». Только не тот, на котором путешествовали герои, а второй, так и не дождавшийся «пассажиров» «колун» с самосвальным кузовом.

ИЗ СТУДЕНТОВ МГУ — В ШАХТЁРЫ

В 1961-м у Александра Калашникова очередной зигзаг судьбы — подаёт документы на физфак одного из лучших вузов страны тогда, да и сейчас тоже, — МГУ и поступает. Вскоре, как сам пишет в автобиографии, «завалил первый семестр и был благополучно отчислен». Почему благополучно? Понял, что ошибся?

— Да нет, это я в шутку написал, — улыбнулся он. Хотя разговор состоялся по обычной телефонной связи, когда собеседник шутит, понятно сразу.

— А как объяснить такое перемещение: житель Челябинска — студент московского университета — лесогон и забойщик шахты «Кочегарка» в Горловке Донецкой области?

— Земляк, вместе с которым поступали в МГУ, не прошёл по конкурсу и подал документы в педагогический. С ним в группе учился Валера Юхман из Горловки. У него отец — в прошлом знаменитый шахтёр, начальник шахты, говорят, даже со Сталиным отужинать довелось. Когда я сессию завалил, Валера позвал к себе в Горловку. Какое-то время я пожил у них, потом место в общежитии дали. Окончил курсы и пошёл работать, сначала лесогоном, потом забойщиком. В 1962 году приехала моя невеста, там и поженились.

В 60-е Эльза, сейчас Эльза Яковлевна. 58 лет супружеского стажа, как звучит в клятве молодожёнов, — в горе и радости, в болезни и здравии. Ещё один момент, заставивший задуматься: соотечественники, ностальгируя о прошлом, часто преувеличивают, говоря, что тогда всё было замечательно. Но вспомните хоть одного знаменитого шахтёра в новейшей истории России. А такого, чтоб сидел за столом с первым лицом государства? Правда, и на 501-ю стройку мы ездим на экскурсии, а не в робе с номером шпалы укладывать.

ПРАКТИКА НА ЧЁРНОМ МОРЕ, СТАЖИРОВКА НА УРАЛЕ

В 1964-м уже с двухлетней дочерью надумали вернуться в Челябинск. Тогда это был закрытый город, Танкоград, как его называли в войну. И Калашникову, хоть не так давно и приехал, не удавалось прописаться. А жить без прописки в СССР было строго запрещено. Чтобы не нарушать закон, Александр Николаевич решил сам его блюсти, тогда вопрос прописки решался автоматически: устроился участковым уполномоченным в центральный РОВД областного города. В те времена для службы милиционером начального или среднего звена специальное или юридическое образование не требовалось. Но, учитывая предыдущий жизненный опыт, не стоит предполагать, что он так и проработал бы до пенсии на том же месте.

После присвоения звания младшего лейтенанта Калашников поступает на криминалистический факультет московской специальной средней школы милиции. Окончив его в 1967-м и пройдя практику в Одессе, он приступил к работе эксперта-криминалиста УВД Челябинской области. Примечательно, как он оказался на практике в южном регионе:

— Я был заместителем командира группы, Гриша из Симферополя — командир. Спрашивает: «Куда хочешь ехать?» Отвечаю: «Гринь, я моря никогда не видел». Он предложил Одессу. Туда и распределились втроём, с нами ещё Карпов из Удмуртии. Практика не понравилась, мало экспертиз удалось провести.

В 1973-м — диплом об окончании высшей школы по той же специальности, в 1976-м — академии МВД СССР. Капитану милиции Калашникову предлагают место дежурного помощника начальника отдела внутренних дел Металлургического района: пора присваивать следующее звание, а для этого нужна майорская должность. Долго там не продержался. Как пояснил, изворачиваться и кривить душой не умел, а на таком хлопотном месте по-другому работать трудно. С вещдоками этого не требуется, стал искать возможность вернуться к основной специальности.

— Работу эксперта очень любил: в ОВД вприпрыжку и обратно — в отличном настроении. Основная специализация по диплому — почерковедческая и экспертиза документов, но делал все, которые требовались.

ЗАРЫЛ 100 ТЫСЯЧ ДО ВЕСНЫ

Написал рапорт в УВД Тюменской области и в июле 1977 года принял предложение лететь в Надым. С воодушевлением делится:

— Так рад, что согласился!

Эти 18 лет пролетели как один день. Жил, трудился — как в сказке. В сказке — не в понимании «молочные реки и кисельные берега», а с настроением, вкусом жизни, ощущениями.

Как уже упоминалось, по приезде на новое место из аппаратуры у него был только фотоувеличитель. Работать поначалу приходилось «на коленке», экспертизы делал в криминалистических лабораториях Тюмени и Челябинска, знакомые коллеги выручали. Со служебными перелётами проблем не было — оформил командировку и вперёд! Попутно «выбивал» и собирал оборудование для своей, надымской, лаборатории.

«Коллектив дружный, работа нравилась, начальство её толком не знало, поэтому не вмешивалось, всегда в этом отношении чувствовал себя свободным и независимым. Следствие и опера уважали, ценили и знали, что любые их задания сделаю в срок и к нужному времени, чего бы это не стоило. И вообще для всех в отделе я был просто — «дядя Саша» и этим горжусь», — из автобиографии А. Н. Калашникова.

Вспоминает события, произошедшие в посёлке СМП-585 близ Тарко-Сале. Из магазина ночью украли сейф со 100 тысячами рублей. Для 1982 года сумма огромная: кооперативную двухкомнатную квартиру можно было купить за 2–3 тысячи, а мечту автомобилиста вазовскую «шестёрку» — за 5 тысяч рублей. Начальник ОРСа пообещал операм за раскрытие преступления и возврат средств поставить ящик шампанского. Сейф вскоре обнаружили за гаражами вместе с санками, на которых доставили.

ОРС (отдел рабочего снабжения) — предприятие государственной розничной торговли в СССР. ОРСы осуществляли обслуживание рабочих и служащих предприятий отраслей промышленности, строительства и транспорта ввиду специфики организации производства (отдалённость, разбросанность производственных участков, особые условия труда персонала) при отсутствии развитой торговой сети.

Милиционеры обязались раскрыть преступление ко Дню милиции 10 ноября, то есть через 6 дней, но удалось быстрей. Не найдя чётких отпечатков пальцев или других зацепок, эксперт разобрал замок и внутри нашёл обломанную бородку от ключа. Начальник пуровского розыска, узнав о находке, сразу направился на склады ОРСа, где хранился такой же сейф. Одного ключа в комплекте не хватало! В итоге 9 ноября откопанные в тундре деньги были возвращены хозяевам, а снабженец, их укравший, взят под стражу.

УЛЬТИМАТУМ КАЛАШНИКОВА

Возвращаясь к погонам: майорские звёздочки Александр Николаевич в Челябинске получить не успел, а потом из-за отсутствия должности, соответствующей званию, дело попало в долгий ящик. Он смеётся: в 1989-м коллеги в шутку называли, по аналогии с романом Жюля Верна, семнадцатилетним капитаном. Нетрудно догадаться, что он и здесь нашёл нестандартное рискованное решение проблемы.

Заявил начальнику ГОВД Нады­ма Ломе Эспаеву, что объявляет забастовку и не выйдет на работу, пока не присвоят майора. Ошарашенный такой наглостью, тот вызвал начальника уголовного розыска

Сергея Ерохина и потребовал повторить сказанное. На следующий день капитан отправил телеграмму такого же содержания в Салехард. Через день в Надым прибыл начальник УВД Фарит Бикбулатов.

Калашников пояснил свои действия: повышения достоин хотя бы за долготерпение, если руководство не видит других причин. Бикбулатов задумался над этим, и через полтора месяца из Москвы пришёл приказ о присвоении криминалисту следующего звания.

Такое стремление он объясняет не только служебными амбициями: пенсионеры от майора и выше прикреплены к поликлинике МВД, остальные — к обычной городской. В 1989-м до отставки оставалось шесть лет, самое время побеспокоиться о жизни на пенсии.

— Раньше в наших поликлиниках обслуживание было на высоком уровне. Недавно мне товарищ рассказывал: сейчас уже не очень.

Чтоб нам так жить: человеку 80 лет, а он о качестве лечения в ведомственном медучреждении знает только со слов товарища!

На вопрос о том, какую милицейскую профессию выбрал бы, если начать снова, юбиляр ответил:

— Только экспертом! Я ведь по всему Северу работал, один на площади больше Франции.

В заключение Александр Николаевич попросил слишком не расхваливать его, а также передать большой привет и наилучшие пожелания коллегам от себя, от дочери и сына, двух внуков и трёх правнуков. Не только тем, кто помнит дядю Сашу, а всем, кто несёт службу в его любимом городе Надыме. Где 18 лет и один месяц вприпрыжку он бежал на работу и обратно шёл тоже в отличном настроении.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх