С приходом крымской весны полуостров стал расцветать

Семь лет назад крымчане выбрали свой путь с Россией, проголосовав за это на референдуме. Почти сразу сей исторический момент назвали Крымской весной. Автор этих строк выросла на просторах Тавриды (так раньше называли Крым), оттуда приехала в Надым и всем сердцем болела за то, чтобы полуостров вернулся в Россию.

МЫ ДАВНО ОБ ЭТОМ МЕЧТАЛИ

В майданном 2013-м и начале 2014-го крымчане понимали, что бандеровцы могут всерьёз взяться и за полуостров. И они взялись. Представители «Правого сектора» проехали по городам со своей миссией «Украина понад усэ» (в переводе с украинского — «Украина превыше всего»), призывая крымчан «гнаты геть москалив» (с укр. — «гнать вон москалей»). Правда, их вояж провалился, потому как на митинги людей приходило мало, а в Феодосии одному такому агитатору местные просто дали по зубам за оскорбление русских. Словом, запахло конфликтом. Но почему-то очень верилось, что Россия поможет, и вот 4 марта объявили о проведении референдума. Чтобы понять, как люди отнеслись к приходу Крымской весны, почему так дружно голосовали на референдуме за воссоединение с Россией, «РН» решил спросить об этом у самих крымчан.

— Мы с ребятами-добровольца­ми довольно быстро собрали отряды самообороны, чтобы противостоять нападению «Правого сектора» и других экстремистских формирований, — вспоминает Александр Бегунов, который воевал в горячих точках и организовал народное ополчение в Евпатории. — К нам присоединились и казаки. Уже в феврале мы стояли на блокпостах в районе Чонгара. Помню, как перед самым референдумом, 14 марта, туда со стороны Украины подъехали ветераны ВДВ из Кривого Рога. Поставили палатки, встали лагерем. Мы с нашей стороны тоже укрепили позиции, были готовы ко всему. Смотрели волком друг на друга, но стрельбу никто не открывал. Так простояли довольно долго, и, в конце концов, всё сошло на нет. Конечно, без операции, условно называемой «вежливые люди», нам против ВСУ было бы не выстоять. За себя скажу так: я русский, долго ждал, когда Россия окрепнет настолько, что сможет забрать нас обратно, и готов был насмерть биться за это. И вот сбылось. Что я чувствую? Что мы дома.

Ирина Синани хорошо помнит, что переживала в те непростые для полуострова дни.

— Уже начиналась война на Донбассе, нам тоже угрожали, — рассказывает женщина. — Страшные события под Корсунью, где громили автобусы с крымчанами, где убили наших парней, показали, что может быть дальше, если это не остановить. Украина отправила к нам так называемый «поезд дружбы» с боевиками, которые должны были устроить здесь большую бойню. К счастью, он не доехал, говорят, в последний момент бандеровцы передумали. В те дни мне казалось, что время тянется на редкость медленно. Еле дождалась 16 марта. С раннего утра забеспокоилась, вдруг меня нет в списках для голосования. Мы с мужем и дочкой пошли пораньше, к открытию участка, проверили, есть ли в документах наши фамилии. Всё оказалось в порядке. Проголосовали. Тогда ещё страшно было, вдруг люди испугаются, многие не придут на референдум и не возьмёт нас Россия под свою защиту. И затем новые хозяева Украины сделают с нами то, что сотворили с Донбассом. Но таких, как мы, оказалось очень-очень много. Люди шли и шли. Как на праздник. И я не пре­увеличиваю. Моя знакомая даже сшила специально к этому дню платье-триколор, в котором и отправилась голосовать.

На референдум были вынесены два вопроса: вхождение Крыма в состав России в качестве субъекта Федерации или восстановление конституции Республики Крым 1992 года при сохранении Крыма в составе Украины. По итогам обработки ста процентов протоколов стало известно, что 96,77 % жителей проголосовали за присоединение автономии к России.

— Конечно, за семь лет многое изменилось, — рассуждает татарин Борис Хасьянов. — При Украине законы практически не работали. Было так: кто сильнее, у кого связей больше, тот и прав. Можно сказать, здесь была анархия. С переходом в Россию в этом смысле всё стало меняться. Теперь есть закон, и его требуется выполнять. Не всем это нравится, но пусть привыкают. Очень увеличились пенсии. И ещё хочу сказать, что мои надежды оправдались. Да я никогда и не считал, что Крым — это Украина. Историю-то все учили и помним, как Хрущёв, не спрашивая людей, взял да указом «пришил» нас к этой республике. Коммунисты же считали свою власть вечной, а мы за это столько лет расплачивались насильственной украинизацией полуострова.

МОСТ, ДОРОГА, АЭРОПОРТ

После референдума Крым из полу­острова, по сути, превратился в ост­ров. 27 декабря 2014 года власти в Киеве приказали прервать движение поездов, курсировавших между Симферополем, Севастополем и городами Украины, России, Белоруссии, а также Польши. В Крыму остались только пригородные железнодорожные перевозки. Однако уже в 2018-м был реализован грандиозный проект. 9 мая президент России Владимир Путин сел за руль грузового автомобиля и под восхищённые аплодисменты крымчан проехал через построенный в рекордные сроки мост, который в этот день был открыт для движения автотранспорта. Крымский мост — самый длинный в России и Европе — соединяет Керчь и Та­мань Краснодарского края. А в конце декабря 2019 года глава государства принял участие в церемонии открытия железнодорожной части этого сооружения. «Красавец, а не мост», — отметил тогда Владимир Владимирович. С тех пор в Крыму в полную силу возобновили работу железнодорожные вокзалы. Из Москвы, Санкт-Петербурга, Кисловодска и других городов поехали поезда в Симферополь, Севастополь, Евпаторию, Феодосию. Параллельно завершается строительство трассы «Таврида» протяженностью 250 километров, которая проходит через весь Крым. Напомним также, что почти сразу после референдума, 27 марта 2014 года, Украина закрыла воздушное пространство Крыма, не признала переход его к России и деятельность созданной властями региона компании «Крымаэронавигация». В мае 2016 года началось строительство нового аэровокзального комплекса с терминалом и служебными зданиями, площадью более 78 тысяч квадратных метров, рассчитанного на обслуживание семи миллионов пассажиров в год и с возможностью расширения до 10 миллионов, а 16 апреля 2018 го­да открылся новый аэровокзальный комплекс, получивший название «Крымская волна». Именно туда теперь прилетают надымчане, чтобы провести свой отпуск в солнечном и благодатном Крыму. Кстати сказать, авиакомпания «Ямал» с началом периода отпусков еженедельно осуществляет прямые рейсы по маршруту Надым — Симферополь. Время в полёте 4,5 часа.

Фото автора

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх