Нестареющие песни

Ансамблю казачьей песни «Ямальские казаки» в ноябре 2023 года исполнилось шесть лет. Для самодеятельного коллектива возраст приличный, но и результаты работы впечатляют. Один из них — муниципальный знак общественного признания «Успех года», который глава Надымского района Дмитрий Жаромских вручил руководителю коллектива Александру Антипову.

Организованный Антиповым коллектив на сегодня насчитывает 13 участников. На первую репетицию пришло столько же, но из того состава остались трое: Татьяна Гайнетдинова, Ольга Епихина и сам вдохновитель и организатор. Мужскую часть по ходу деятельности дополнили Константин Улендеев, Иван Барков и Богдан Лазуренко, женскую — Надежда Казакова, Ираида Юрьева, Светлана Теряева, Ирина Кузнецова, Татьяна Колосовская, Олеся Кашкирова, Альбина Бикчантаева.

В таком составе дружная команда за год успела принять участие в 26 событиях: 15 конкурсов и фестивалей, 11 концертных программ и обучающих семинаров. Причём 11 прошли в заочной форме, 15 — в очной, различные по статусу, от городских до международных.

По одёжке встречают, по таланту провожают

На майкопском межрегиональном фестивале-конкурсе казачьей культуры ансамбль участвовал и в заочной, и в очной форме. В январе в отборочном туре, затем их пригласили на второй. Поездка в Майкоп стала возможной благодаря поддержке округа. Надымчан отметили дипломами лауреатов III степени, а бонусом они получили незабываемые впечатления и опыт. Причём наши вокалисты конкурировали с коллегами, живущими на исконно казачьей территории с давними традициями.

— Теперь и в Краснодарском крае знают о ямальских казаках! — отмечает Александр Антипов.

Запомнились встречи на Тюменской земле, где участвовали в фестивале казачьей культуры «Дружина Ермака».

— Сибирское казачество богато давними традициями, мы почерпнули много важного и интересного, — дополняет Александр.

А начиналось всё на энтузиазме руководителя и первых участников. Занимались в квартирах, гаражах, в центре национальных культур. Помещение, где репетируют сейчас, ремонтировали и меблировали своими силами. Получилось с бору по сосенке, зато уютно и есть всё необходимое.

Наиболее полезным собеседник считает участие в казачьих фестивалях, где можно увидеть всю палитру этой субкультуры: вокал, искусство танца, народные обряды в оригинале. Кроме того, искусство владения шашкой — рубка лозы или пластиковой бутылки, фланкировка (где позволяет место и гарантирована безопасность).

Фланкировка — искусство владения холодным оружием, в нашем случае — шашкой.

Очень важным музыканты считают участие в просветительских семинарах по истории казачества и традиционному костюму.

— Полученные знания применяем при разработке эскизов костюмов и образов для театрализованных постановок. Ольга Епихина и Татьяна Гайнетдинова уже работают в этом направлении. Гардероб сценический, сказать, что выходим к зрителю одетыми так же, как наши предки, нельзя. Да так, наверное, и с любой фольк­лорной одеждой, ведь это сцена. Костюмы не имеют принадлежности к какому-то определённому географическому казачеству, это собирательные образы. На Ямале нет оседлого родового казачества, все приезжие, и каждый приносит частичку своих традиций, в том числе и элементы военной формы станичников.

Когда формировалась эта субкультура, отмечает Антипов, модели одежды также заимствовали у народов, проживающих рядом. А почему бы и нет, если это удобно и практично. Кто служил на Кавказе, со временем начинали использовать некоторые части одежды горцев — папахи, бурки, черкески с газырями. Александр для концертных нарядов рассматривает возможность добавить фольклорные элементы коренных народов Севера. Для артиста костюм имеет решающее значение, и музыканты относятся к этому щепетильно, встречают-то по одёжке!

Традиции — это основа

Относя казачьи песни к фольклорному жанру, Александр Владимирович всё же считает их стоящими на особицу. Во-первых, по большей части это баллады военного содержания, причём трёх направлений: перед походом, в дороге или на привале, и после сражений. Разнятся стиль и настроение. Во-вторых, в аутентичном варианте они исполняются мужчинами, женщины участвуют только с низким тембром голоса. Ансамбль чаще исполняет обработанные песни, но когда поют без инструментальной поддержки (а капелла), то в исходном виде. Руководитель учитывает индивидуальные особенности участвующих и расписывает партии под диапазон конкретного голоса.

В подтверждение мысли, что казачество — не просто сословие, а субэтнос со своими традициями и фольклором, собеседник привёл в пример своих дедушку и бабушку по материнской линии. Он — кубанский, она из воронежской казачьей семьи. Оба рода, из которых вышли, с давними традициями. Даже географически разное расположение семей сказалось на понимании: бабушку родня деда не принимала, пока не появился второй ребёнок. А до того считали: чужих корней девица не знает наших обычаев!

Из семьи же и тяга к песне. Детям находиться в комнате, где собрались взрослые, допускалось только до трёх лет. Но маленький Саша тайком пробирался под стол и слушал, как поют старшие. Так и рос будущий музыкант, набирал багаж мелодий и впечатлений, подтолкнувших позже организовать вокальный коллектив.

В прошедшем году, как например в марте, «Ямальские казаки» участвовали в различных городских и не только мероприятиях чуть ли не через день. На вопрос, как успевали, руководитель отметил: когда произведение отрепетировано и вошло в репертуар, для подготовки достаточно двух репетиций.

На 2024-й у ансамбля «Ямальские казаки» большие планы, и пожелаем творческим людям стопроцентного исполнения задуманного!

Фото из архива ансамбля казачьей песни «Ямальские казаки»

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Благотворительный счёт для помощи военнослужащим СВО.
Прокрутить вверх
Пролистать наверх