Листая знакомые страницы

Речь пойдёт о любимых книгах, и, следовательно, о читателях. К сожалению, эта интеллектуальная когорта постоянно сокращается «благодаря» компьютеризации, но будем надеяться, что когда-то наша страна снова станет самой читающей в мире. Продолжая тему предпочтений: бóльшая часть того, что осиливаем от корки до корки — на один раз, с осмыслением или банальным «проглатыванием». Но есть художественные произведения, которые на протяжении всей жизни с удовольствием открываем вновь и вновь.

Для одних это «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок», кому-то не надоедает «Мастер и Маргарита». Автор заметки, невзирая на возраст, открывает под настроение повести о Карлсоне, ведь юмор — категория вне возраста, а Астрид Линдгрен владела искусством смешить, как никто другой.

Поэтому в День вспоминания любимых книжек (да, название звучит некорректно, но так значится в календаре праздников на июль) с кем же ещё говорить об этом, как не с посредниками между ними и читателем, каковыми являются работники библиотек.

Читать начала с «Апрельских тезисов»

Сектор деятельности и целевая аудитория библиотекаря детского филиала ЦБС Эльвиры Дражиной — подростки. Поэтому говорим о предпочтениях этой возрастной группы сегодня, а также на тот момент, когда собеседница сама была школьницей.

— Будете смеяться, но мои первые книги — тома В. И. Ленина. Научилась складывать буквы в слова, когда исполнилось три года. Увлекал сам процесс, а дома имелось полное собрание сочинений. Не понимала, о чём, главное — много слов. Позже зачитывалась Бианки, Чарушиным. Там, кроме интересного содержания, красочные иллюстрации. «Один день из жизни египетского мальчика» Милицы Матье, да и вообще, нравились книги с историческим и научно-популярным уклоном. Стала постарше, запросы переместились в сторону фэнтези. Мария Семёнова тогда была моим любимым автором, каждый роман из серии «Волкодав» ждала с нетерпением. Этот жанр помогает людям уйти от реальности, а эскапизм, то есть этот самый уход — способ самозащиты, поэтому публикации в стиле фэнтези популярны у подростков. Если без фанатизма, это нормально, ведь даже чрезмерное увлечение работой — тоже эскапизм. Главное, чтобы такая оборона не была излишней, не стала полным уходом от действительности.

Фантазии, фантастика и фэнтези

Из того, что могла бы снова прочесть и сегодня, Эльвира Салаватовна назвала повести о муми-троллях Туве Янссон. Среди ровесников спросом пользовалась серия детских детективов «Чёрный котёнок»: просто, захватывающе и быстро. У сегодняшних подростков популярны романы в жанре постапокалиптика, где сюжет развивается в мире, пережившем глобальную катастрофу. Выросла потребность в подобном чтении, когда вышел в свет роман Дмитрия Глуховского «Метро-2032». Собеседница объясняет такой интерес читателей тем, что автор в романе поделил общество выживших на кланы. Для растущего человека важно принадлежать к группе, не быть в одиночестве, поэтому и в повествовании он ассоциирует себя с каким-либо сообществом. Наличие такого разделения — 50 % успеха публикации, считает собеседница, приводя в пример и четыре факультета школы чародейства в бестселлере о Гарри Поттере.

Относя себя к сообществу или сопоставляя с героем произведения, ребёнок пытается следовать схожей линии поведения и характеру. Функция книги — воспитывать, и поэтому важно, что прочтёт взрослеющий человек, кому подражать будет. В песне Владимира Высоцкого так и прозвучало: если вырос человеком — «Значит, нужные книги ты в детстве читал!»

Когда вернётся вкус к чтению

— Родители часто не хотят, чтобы дети брали серьёзные произведения о наркомании, буллинге, суициде, боясь, что публикация повредит ещё не повзрослевшей психике. Но книга действует как прививка, вызывает размышления о проблеме, столкнувшись с которой без предварительной подготовки, растущий человек может не суметь верно среагировать. Кстати, совместное чтение вслух интересно и подросткам, особенно если потом обсуждать прочитанное. Это сближает, помогает вызвать на разговор, который аудитория не поддержала бы в ином случае, не раскрыла свои секреты. Классическая поэзия, и это подтверждено исследованиями, такая, как у Пушкина, Некрасова, Лермонтова полезна ещё и тем, что снижает агрессию.

Под словом «буллинг» подразумевается феномен травли одного участника коллектива другими, чаще в школе, детских и подростковых группах

В отношении того, насколько велика читающая аудитория подросткового возраста, Эльвира Дражина оговорилась, что не уверена в точности цифр:

— Примерно пятая часть — постоянно. Ещё 20 % читают от случая к случаю. И те произведения, которые у них на слуху, модны в их среде, — это позволяет «быть в тренде». Остальные — только то, что положено по программе. Проблема в том, что молодёжь не считает чтение развлечением. Для них это урок, работа, задача. А кто ж ради удовольствия будет решать задачки? Любовь к чтению начинается в семье. Мы можем сколько угодно рассказывать о Достоевском, Булгакове, Бунине, но, если этот разговор не имеет продолжения дома, эффекта нет.

Герои нашего времени

На вопрос о произведениях, формирующих положительные качества у взрослеющего индивидуума, собеседница отметила, что сама постановка неверна: книга не сделает из подлеца хорошего парня. Она задаёт направление, но исходная точка, где формируются жизненные ориентиры, всё равно в семье.

— А в остальном — рекомендую Бунина. Короткие, но ёмкие по содержанию рассказы. Большие романы, пока у человека не появился собственный интерес, не осилить. Советую Хемингуэя. Простой язык, причём автор не даёт готовых ответов. Описывает ситуацию и оставляет читателя один на один с собой: решайте сами — кто герой, кто подлец. Из современных — фантаст Сергей Лукьяненко, в понятной и увлекательной форме показывающий решение проблем морального выбора. Порекомендовала бы Тургенева, но он сложен для подростков, слишком классический.

Положительный и отрицательный герой прозы поколения 90-х годов и нынешнего различаются. Тогда всё было ясно, считает Эльвира Салаватовна: честный, добрый, великодушный, приходит, чтобы помочь. Отрицательный — слабый, жадный, трусливый. Сегодня герой в начале повествования больше плохой, чем хороший. Но к последней странице под воздействием обстоятельств и других персонажей проходит ряд трансформаций и становится если не классным парнем, то гораздо лучше, чем при первом знакомстве. Читатель, находя в нём общие с собой черты, проникается уверенностью: значит, и я смогу!

Картинка важна не только в кино

О детских читательских предпочтениях рассказала библиотекарь этого же филиала центральной системы Нина Ткаченко:

— У моей аудитории ничего не изменилось со времени моего же детства: Чуковский, Остер, Бианки, Михалков, Драгунский, Гайдар. Из нового только фэнтези, ну, так это относительно недавно появившийся жанр. У детей популярна классика, и это понятно — родители берут детям то, что сами когда-то штудировали. Наши рекомендации тоже принимаются, ведь этот возраст восприимчив к советам старших. Иногда что-то непонятно, например, у Гайдара, ведь в произведениях о прош­лом много явлений, неизвестных нынешнему ребёнку — пионерия, линейка, галстук, отряд. Тут мамы и папы помогают. Популярность классических детских книжек обусловлена ещё и хорошим, лёгким слогом. И переведённое в прошлом веке с других языков читается легко. Современные авторы в этом уступают, а о перевод­ных и говорить нечего: иногда трудно понять, о чём речь. Чем больше школьник читает, тем грамотней пишет. Вот сравните по внешнему виду (Нина Ивановна берёт с полки потрёпанную книжицу — прим. авт.): класси­ка зачитана, подклеена уже. Всего два года назад поступила в биб­лиотечный фонд. Мы их часто заказываем, быстро изнашиваются. А переводное или модное так и остаётся нечитанным. Ребёнок в интернете увидел анонс, нашёл, начал читать, и видимо, не доходит до конца. Да, важны ещё и иллюстрации, в этом возрасте интересны красочные, яркие картинки. Бабушки, когда выбирают для внуков, спрашивают, кто иллюстрировал, знают фамилии художников.

3D-книги: читаем или смотрим?

О любимых авторах взрослых посетителей рассказала завсектором отраслевой и художественной литературы центральной межпоселенческой биб­лиотеки Оливия Игнатьева.

— Есть некоторое разделение по гендерному признаку, одним женские романы, другим — приключения. Автор Ю Несбё — исключение, его детективы увлекают всех. Новинки Гузели Яхиной, Дины Рубиной, Питера Джеймса, Бориса Акунина не стоят подолгу на полках. Из фантастов предпочитают Стивена Кинга. Популярна фантастика Сергея Лукь­яненко, серия произведений разных авторов «Сталкер». Люди постарше берут Александра Проханова. Совсем недавно часто брали Прилепина и Пелевина, на сегодня интерес поутих. Мода на автора держится два-три года, постоянства здесь не наблюдается. Есть любители классики, их интересует только эта категория литературы: Толстой, Островский, Пушкин, Булгаков.

Оливия Сергеевна показывает яр­кие фолианты средней толщины со значком 3D на обложке. Их берут взрослые читатели, которые приходят с детьми. Правда, на дом взять нельзя, просматривают в читальном зале. Чтобы «снять» 3D-видео с листа, необходимо скачать на смартфон программу «Astar». Читаете текст, наводите смартфон на картинку, обведённую пунктирной линией — и она оживает: кит, шумно фыркая, выпускает воду и плывет вдоль страницы, динозавры разбегаются в разные стороны, видим движение планет, звёзд в космосе и многое другое. Всего 20 лет назад невозможно было представить такое объединение традиционной печати с компьютерными технологиями. А как будет выглядеть книга через те же 20 лет? Будем надеяться, что она просто будет, и не исчезнут любимые тома, серии, бестселлеры, популярные у интеллектуалов будущего.

Фото автора

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх