Дорогой сильных

Строитель — профессия, называя которую благородной не видишь преувеличения. В Надыме их следует почитать втройне, потому что само существование и местонахождение города предопределили эти люди. Не Ромул и Рем, как в вечном городе Риме, не князь или золотоискатель, как в других известных поселениях. Они, выбравшие жизненным кредо созидание как процесс, путь и призвание, решили судьбу райцентра, транспортного узла и отправной точки развития региона.

Газ Медвежьего геологи разведали в 1967-м, через два года создали строительный трест «Севергазстрой». Надым-1969 отличается от Нады­ма-2021, как полустанок, затерянный в степи, — от крупного промышленного центра. Те, кто начинал этот путь, не могли и представить, каким город станет через 52 года. Сегодня «иных уж нет, а те далече», но остались свидетельства этого благородного труда в фотографиях, документах, экспонатах, соб­ранные ветеранами треста «Север­газстрой» для музея, позже переданного муниципалитету и ставшего экспозицией Музея истории и археологии города Надыма.

На машине времени с музейным работником

В преддверии праздника научный сотрудник музея Светлана Захарова показала экспозицию «История строительства Надыма» и рассказала корреспонденту «РН» о том, когда и как строился город.

Первым делом она напомнила, что и сама экспозиция расположена в бывшем здании треста «Севергазстрой», созданного в 1969 году. Строители прибыли сюда сразу после гео­логоразведчиков и взяли на себя обустройство города и месторождения. С точки зрения газовиков, предпочтительнее было создавать опорную площадку в Ныде или Пангодах. Первый пункт — из-за близости к Обской губе, второй из-за расположенности рядом с Медвежьим и наличием железной дороги. Но, как сказал Эрик Ахмедов в своей песне, Надыму повезло. Решил случай, а провод­никами судьбы стали стро­ители.

Молодёжь строила Надым и обустраивала Медвежье

В 1967-м начальник Тюменнеф­тегазстроя Алексей Барсуков по заданию Бориса Щербины совершал об­лёт Надымского района. Большой газ на тот момент уже разведали, решали вопросы, связанные с разработкой. Увидели с вертолёта возвышенное место, станцию, недалеко реку, рядом озеро. Решили приземлиться. Осмотрелись, понравилось, выбрали в качестве основной площадки. Газовиков такое решение не устраивало, но в конце концов победила точка зрения строителей. Да, в то время ещё было возможно, чтобы кто-то спорил с газодобытчиками.

Невольные строители

Производственно-диспетчерская служба (ПДС) по эксплуатации месторождения Медвежье, которую чуть позже реорганизовали в Надымское газопромысловое управление (затем в ПО «Надымгазпром» и уже в наши дни в ООО «Газпром добыча Надым»), была создана только 1 декабря 1971 года. А до этого времени градообразующим предприятием считался комсомольско-молодёжный трест «Севергазстрой».

— Если говорить о зарождении города, имея в виду не дату официального признания, а появления населённого пункта, то надо вспомнить 1949 год, — отмечает Светлана Захарова. — Тогда сюда дошёл санно-тракторный поезд и колонна зак­лючённых, будущих работников участ­ка № 501 железной дороги Чум — Са­ле­хард — Игарка.

Опять — строители, хоть и не по своей воле! И снова выбор пал случайно. Колонна направлялась к реке Пур, но из-за весенней распутицы вынужденно остановилась на правом берегу реки, там, где позже появился Старый Надым. Возвышенное сухое место оказалось удобным для обустройства ж/д станции. Доложили вышестоящему руководству, там одобрили этот вариант. А не окажись санно-тракторный поезд в распутицу именно здесь, проследовал бы дальше в Пур, и не было бы того Надыма, который мы знаем.

Трубоукладчик зимой — машина всепогодная

Она подчеркнула: летопись населённого пункта отсчитывается с мо­мента, после которого жизнь там не прекращалась. То есть, если жи­тели на какое-то время покидали ­поселение — история прервалась. К 1951 году в посёлке было 55 деревянных бараков, двух- и четырёх-квартирных домов и более 50 объектов соцкультбыта. Строительство было засекречено, поэтому и станция с посёлком на карте никак не обозначалась. Телефонная линия Чум — Са­лехард — Игарка, шедшая параллельно одноимённой стройке, действовала до 1992 года.

Дорога сильных

Светлана Захарова возвращает слушателя в 1969-й. «Севергазстрою» по-началу приходится строить всё: жильё, инфраструктуру газового промысла, дороги. Универсализм — хорошо, но в условиях Севера сложно в плане кадров, материалов, организации работ. Появляются путём разделения или вновь организовываются специализированные строительные уп­равления. Одно из них — СУ-934, переданное из треста «Тюменьдорстрой» и ставшее основой Надымдорстроя. Первый начальник СУ-934 — Борис Рыбак. На стенде, посвящённом созданному в 1982-м тресту «Надымдорстрой», фотография 1973 года, где рабочие укладывают последнюю плиту на взлётной полосе. Специалисты, строившие в начале 1970-х современный аэродром, тогда числились в тресте «Севергазстрой», но затем их строительное уп­равление передали новому тресту.

В 1970-м построили автодорогу Надым — Причал, в 1971-м — Надым —Пангоды. Планировали восстановить железнодорожное сообщение до Салехарда, но по экономическим соображениям отказались. Пробили зимник от посёлка Пангоды через Надым до Лабытнанги, по которому и поступали стройматериалы. Трасса опасная и сложная, экскурсовод вспоминает фото, где на снегу какой-то шутник машинным маслом написал: «Дорога сильных. Слабый, вернись!». Летом грузы для строительства поступали водным путём.

А после работы отметим, насколько продвинулись

Были здесь, образно говоря, и «коренные» строители — те, кто начинал осваивать Север под конвоем, а потом остались. Одного из них, Ивана Марманова, позже назначили главным инженером СУ-934 Надымдор-строя.

Этот всесторонне талантливый человек был также поэтом и писателем, надымский читатель знает его по книгам «Северяне», «Страна деревянного солнца» и другим. В 1953-м после амнистии он уехал, а в 1972-м вновь вернулся. Тогда в городе ещё не было ни одного капитального здания. Но через несколько месяцев пошёл по трубе газ, и они стали расти как грибы: настолько нужны были стране газ Медвежьего и обустройство базовой для него площадки.

— Даже содержание заголовков газет напоминало сводки с фронтов: «высадился десант, морозная атака, яростный стройотряд, захватили плацдарм». Фронт на месторождении, тыл в Надыме. У каждого причастного к добыче или строительству была своя «трассовка», так называли схему магистрального газопровода, где отмечали, как продвигается прокладка. Люди воспринимали происходящее как личное дело.

Почётный гражданин Надымского района, бригадир комплексной строительной бригады, писатель и публицист Валерий Мартынов:

«Надыму повезло, что руководителями у строителей были хозяйственники. Мне особенно запомнился главный инженер треста «Севергазстрой» Юрий Струбцов. Умница, выступал всегда без бумажек. Держал слово. В Надыме тогда праздношатающихся не было, в три смены работали. Жили будущим. Иногда думаю, что с теперешним мировоззрением не построили бы того, что смогли тогда. Вспоминаю, когда первый десант на Ямбург отправляли, они полдня митинговали по оплате, во сколько день обойдётся (разработка этого месторождения началась в 1986 году). В наше время на стройке платили 8–9 рублей в день. На то, что свыше 300 рублей, коэффициент не начислялся, так что рубль был не таким уж и длинным».

Жили первопроходцы сначала в домах, оставшихся от 501-й стройки. Когда жилья стало не хватать, ставили и утепляли палатки. Затем местную «архитектуру» разнообразили вагончики. В музее стоит такой, в разрезе. Делали их в Бугульме Татарской АССР. Для руководства привозили более комфортабельные таллинские. Та­кое вот советское «неравноправие» было: не хижины и дворцы, а разные типы жилых вагончиков.

На стене — графская живопись

Скромный интерьер, рукомойник на стенке, самодельная мебель. И прадедушка чипсов — сушёный картофель брусочками. Внешне похоже на чипсы. Только их с вечера замачивали, а утром размякшие варили и ели.

— Бывало и овощи/фрукты заво­зили, даже апельсины. Но редко. Потом построили овощехранилище, стало полегче.

На стене — натюрморт с фруктами, о которых мечтали тогда северяне. В правом нижнем углу подпись: «Лесоцеху на память от автора». Автор — Аполлон Кондратьев, тоже строитель и бывший заключённый, оставшийся здесь навсегда. После освобождения работал инженером по земляному полотну, писал картины маслом, делал множество других полезных дел. За дворянское происхождение получил прозвище Граф, знали его все, но особой дружбы Аполлон Григорьевич ни с кем не водил.

Рассказ о тех давних событиях вызывает сравнение: люди жили «на вырост». Как раньше в большой семье покупали вещи: пока пальто великовато, а на будущий год в самый раз. Потом младшему брату останется. Так же и начинавшие этот город, только у них «на вырост» был уже не для себя, а для детей и внуков. Жизнь постепенно улучшается, но не все, кто создал этот промышленный задел, застали улучшения.

Светлана Владимировна показывает пульт связи с объектами Севергазстроя: две трубки, пять дисков для набора номера, две панели с кнопками; а также для звонков в Москву, Тюмень, Ленинград, на месторождение (через ту самую телефонную линию, построенную ещё при Сталине). За этим аппаратом сиживал не один министр в те времена.

Семь раз примерь…

Здесь же под стеклом хранятся две модели известной каждому надымчанину скульптурной группы, которую с любовью называют «Саша и Маша». Речь о памятнике в сквере Строителей.

В экспозиции видим первый вариант, «семейного» типа: девушка-строитель наклонилась к сильному мужскому плечу, а парень в поднятой руке держит огонь. Второй напоминает скульптуру «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной. Только в нашем случае мужчина и женщина поднимают вверх противоположные руки, а не две вместе, как у московской композиции. На зад­нем плане — панорама с элементами строительных конструкций. Сохранилась также третья гипсовая модель. Первоначальный эскиз, наверное, показался заказчикам слишком фривольным. Второй, хоть и понравился ветеранам Севергазстроя, от которых зависело решение, оказался сложным в исполнении. И посему заказали этот, ставший уже родным, памятник. Фигуры из бронзы отливали в Нижнем Тагиле, мрамор привезли с Украины.

Светлана Захарова показывает па­норамную фотографию, сделанную Анатолием Витковским: на зад­нем плане первая в капитальном исполнении надымская школа, на переднем — дома, в которых жили семьи офицерского состава охраны лагпункта и вольнонаёмные работники. Если бы существовала должность фотографа-летописца, то в Надыме её по праву занял бы Анатолий Андреевич: какой исторический снимок не возьми, выясняется, что автор — Витковский. Например, монтаж с помощью вертолёта фермы перекрытия на здании первого не только в Надыме, но и в Тюменской области широкоформатного кинотеатра «Победа». Сложная в техническом плане работа, требующая ювелирной точности. Собеседница подчеркнула также, что здание построено из кирпича местного производства. Сдали в эксплуатацию в 1975-м.

Кирпичик к кирпичику

На втором этаже музея архитектурный макет Надыма из оргстекла по состоянию на момент создания экспозиции: 2002 год. Прозрачная конст­рукция, как будто висящая в воздухе. К началу нынешнего века город сформировался, и на «воздушной» схеме узнаются сегодняшние улицы, строения и проспекты.

Населённый пункт расположен на сложных, вечномёрзлых или сыпучих грунтах. Для того чтобы смонтировать здание в 9 этажей, надо произвести исследование основания под фундамент, как для высотки в 40 уровней «на земле». Девятиэтажка рядом с «Победой» стала первой не только в Надыме, но и на Ямале! Строила её бригада Героя Социалистического Труда Юрия Гоцина, правда, звание он получил позже, в 1985 году. В 1983-м Юрий Панфидьевич стал почётным гражданином города Надыма, а в декабре 1986-го ему присвоили звание почётного гражданина Надымского района.

Первый детский сад «Оленёнок», законченный в 1973-м, — тоже дело рук бригады Гоцина. Бóльшую часть значимых объектов города построил этот коллектив, многие — из кирпича местного производства. По воспоминаниям Валерия Мартынова, который участвовал в его строительстве, своим появлением предприятие было обязано Владиславу Стрижову. Благодаря упорству и крепкой нервной системе первого «генерала» стало больше строений из кирпича, да и темпы городской застройки выросли. А до этого стройматериал доезжал в лучшем случае наполовину битый: ближайший завод в Сургуте. И обходился: логистика плюс бой — рубль/штука вместо 7 копеек. Один рубль, когда пообедать в столовой можно было за 20–30 копеек!

Выручило то, что поблизости нашли красную глину с подходящими для дела характеристиками, из неё даже майолику делать можно. Детский сад, спорткомплекс или другую нестандартную конструкцию из панелей не соберёшь, поэтому собственное кирпичное производство ох как выручило. Да и дом из этого материала теплей, добротней. Кстати, стены Никольского храма тоже из кирпича местного производства.

Второй этаж монтируем, на первом живём

Первым пятиэтажным стал дом по адресу: ул. Зверева, 1, до переименования это была улица Снежная. Примечательна история его строительства. 1971 год, на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку работники прибывают ежедневно, жить негде, всё, что можно, уже занято. Времянки типа деревянных балков ставить запретили: тормозят капитальное строительство. Планировал застройку Надыма Ленинградский зо­нальный НИИЭП. Прежде чем строить здание, нужно исследовать грунт под ним. Проектировщики запаздывали с документацией: исследований грунтов не было, планировки и чертежи на монтаж тоже вовремя не успели сделать. Тогда строители обратились за помощью к заместителю министра газовой промышленности СССР Юрию Баталину. К слову, вклад этого государственного деятеля в освоение Севера и конкретно Медвежьего трудно переоценить. Проще и лаконичней привести народную поговорку тех лет «Не было бы Ю. П., не было бы и ГП»

Юрий Петрович попросил тюменских специалистов провести подобное исследование, что и было сделано, так же как и рабочие чертежи на привязку первых капитальных зданий. Строители закупили в Сургуте комплект блоков и деталей, приступили к возведению. Позже за самоуправство причастные получили выговоры по партийной линии. А тогда, и тому подтверждением свидетельства очевидцев, происходило невиданное: смонтировали первый этаж, начали заселять, закончили второй — так же. Причём первую стеновую панель (с надписью: «Комсомольцы — Надыму») поставили в октябре! Сложно представить, как жили новосёлы первого и последующих этажей, но из песни слова не выкинешь.

Юрий Петрович Баталин, советский хозяйственный и государственный деятель. Последняя перед выходом на пенсию должность — заместитель председателя Совета министров СССР. Академик Российской и Международной инженерных академий. Инициатор иорганизатор комплектно-блочного строительства в нефтегазовой отрасли, за внедрение которого он и Анатолий Шевкопляс награждены Ленинской премией. «Идеи перевода строительных технологий на поток, индустриализация и использование блочно-комплектного метода реализованы при освоении месторождения Медвежье трестами «Севергазстрой» и «Тюменьгазмонтаж», — из книги А. П. Килина «У истоков треста «Севергазстрой»

Похожая история случилась с заводом крупнопанельного домостроения. В 1976-м начали строить, а в следующем году уже повезли изделия на объекты. С недостроенного ещё завода! Начало освоения месторождения поистине было битвой за большой газ, и работа велась в мобилизационном режиме. Как во время Великой Отечественной: станки вчера выгрузили с поезда, подключили под открытым небом, а готовые снаряды уже пакуют в ящики. Неимоверное напряжение рабочих и смелость руководителей дали в итоге результат. А ведь случись чего, словами о производственной необходимости не отделаешься.

Город будущего

В начале 70-х годов прошлого века была популярна идея города будущего. Об этом писали в «Комсомольской правде», известном тогда журнале «Техника молодёжи», в других изданиях. Проект под авторством И. Поляка почти целиком воплотили при застройке Надыма. Светлана Захарова отметила, что наш город — один из немногих, созданных точно по генплану. Что и понятно: исторической части нет, но по сути Надым и сам история. Закрытые от ветра мик­рорайоны, плавно перетекающие друг в друга, замкнутый внутренний мир кварталов, причём можно передвигаться почти не выезжая на центральные магистрали.

Если судить по датам, то все крупные предприятия, обустраивавшие Надымский район, возникли в промежутке 1970–1980 гг.: Надымгазжилстрой — 1977-й, Надымгазпромстрой — 1971-й, Севертрубопроводстрой — 1972-й. И только Севергазстрой, от которого и «произошли» многие другие, начался гораздо раньше 1969-го, официального года учреждения. Сначала из белебеевского треста «Шкаповнефтестрой» в ведение главного управления по строительству предприятий нефтяной и газовой промышленности в Западной Сибири передали СУ-12, на базе которого в Урае в 1966-м учредили трест «Шаимгазстрой». Цель —  обустройство Игримского и Пунгинского газовых месторождений.

Когда самому старому — 37

В его составе в 1967-м организовали комсомольско-молодёжное строительно-монтажное управление (КМ СМУ) в посёлке Пунга, начальник — Анатолий Мандриченко. Был, как сам в шутку выразился, самым старым работником СМУ. А «старику» на тот момент — 37. Именно это строительное управление стало основой треста «Севергазстрой», а Мандриченко — первым управляющим. Об энергии того поколения говорит зарисовка из упомянутой выше книги Алексея Килина, где в Пунге комсомольцы в выходной при минус 50 градусов устраивают воскресник (суббота, видимо, была рабочей):

— Начнём строить зимний стадион, горки для катания, каток. Мороз не помеха.

И уже в июне 1969-го, как упоминается в той же книге, Мандриченко, Сотников и Игольников в тюменской гостинице «Колос» разливают шампанское: подписан приказ о создании треста «Севергазстрой».

Светлана Захарова перечисляет фамилии, которые в связи со строительством в Надымском районе нельзя не назвать: первый комендант города (а что, битва предполагает военные должности, тем более в закрытом городе) Дельфина Токарева, бригадир комплексной бригады КМ СМУ-2 заслуженный строитель РФ Николай Мельник, управляющий трестом (с 1976 до 1980 год) «Севергазстрой» Дмитрий Белега, генеральный директор Севергазстроя  (с 1987 года) Александр Сибирев, бригадир штукатуров-маляров Галина Бирюкова. Когда перечисление имён пошло на второй десяток, стало ясно: всех в узких рамках газетной статьи даже перечислить не получится. Страна получила большой газ, вырос город, район с посёлками потому, что их, которые пошли дорогой сильных, было много. Слабые, как и написали первопроходцы, возвращались. Но об этом, как у Владимира Высоцкого: «И тут про таких не поют».

P.S. Перечитывая текст, автор обнаружил слишком частое повторение слова «первый», но после попыток заменить понял, что обойтись без него не получится. Здесь в те годы многое было первым и впервые — тут не отнять, не прибавить.

Вид на школу № 1. Ещё есть деревянные дома, а тенистые аллеи вдоль Комсомольской не выросли. ФОТО АНАТОЛИЯ ВИТКОВСКОГО

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх