Если только врачи будут бороться с ковидом, то его не победить

Большинство жителей Ямала ответственно относятся к своему здоровью и вносят личный вклад в обеспечение эпидемиологической безопасности округа. Однако ситуация с распространением ковида всё ещё остаётся напряжённой. Зафиксирован ли его новый штамм на Ямале и как вообще протекает болезнь, вызванная «омикроном», что удалось узнать учёным о новых мутациях COVID-19 и что должен сделать каждый из нас, чтобы общество как можно быстрее вернулось к обычной жизни? Об этом — в разговоре с Серге­ем Токаревым, главным врачом ГБУЗ ЯНАО «Центр общественного здоровья и медицинской профилактики», заслуженным работником здравоохранения ЯНАО, доктором медицинских наук.

— Сергей Александрович, «омик­рон» уже отмечен в ЯНАО? И по­яви­лись ли уточнённые данные о том, как протекает заболевание, вызванное этим штаммом?

— Пока на Ямале случаев не было, но я думаю, что его появление в нашем регионе — вопрос ближайших недель. Распространяется он очень быстро, и другие страны (например, Южная Корея) недавно сообщили, что данный штамм завезли к ним туристы, вернувшиеся из России. Поэтому мы не исключаем, что в РФ уже есть случаи внутренней передачи «омикрона».

На сегодня уже известно, что дополнительные мутации позволяют «обновлённому» вирусу ковида успешно уклоняться от поствакцинального ответа организма и иммунитета, который появляется у переболевших (в первую очередь от нейтрализующих антител).

Поэтому когда мы видим в СМИ заголовки о том, что переболевшие или вакцинированные имеют больше шансов заразиться, то речь идёт о том, что им значительно легче заразиться «омик­ро­ном», чем другими штаммами.

Кстати, за тот промежуток време­ни, который мы можем его наблюдать, он показал, что умеет преодолевать барь­е­ры, созданные как векторными, так и мРНК-вакцинами. Так, в случае с вакцинами Johnson&Johnson и Moderna отмечено падение их эффективности на 20–22 %.

По «Спутнику», который даёт привитым наиболее полный спектр антител, у нас данных пока нет, но они будут представлены в ближайшее время. После чего НИЦ эпидемиологии и мик­ро­био­ло­гии имени Н. Ф. Гамалеи примет решение о необходимости разработки «омикрон»-специфической вакцины. Зарубежные коллеги уже приступили к работе над новыми препаратами, которые будут ориентированы иск­лю­чи­тель­но на этот новый штамм.

— Когда «омикрон» только по­явил­ся, некоторые специалисты стали утверждать, что ковид вырождается и вскоре останется в популяции сезонным вирусом. Жизнь внесла коррективы в этот прогноз?

— Думаю, называть «омикрон» живой вакциной (как это сделали некоторые иммунологи) преждевременно. Данные о том, что он протекает легче, получены на выборке молодых (исследование из ЮАР) или вакцинированных (данные Британии и Норвегии) граждан. Пока говорить о том, как он будет протекать у возрастных больных (старше 60 лет), у пациентов с факторами рис­ка, у людей, имеющих комплексные расстройства здоровья, мы не можем. Более того, буквально на днях в Великобритании зафиксирован первый летальный случай у пациента, инфицированного новым вариантом. Поэтому исключать его ­опасность, говорить, что он лёгкий, мягкий и без­обидный, было бы неправильно.

— В ближайшее время именно вакцинация будет оставаться наиболее эффективным средством борьбы с инфекцией? Насколько успешно она проводится на Ямале в сравнении с другими регионами?

— По свежим научным данным, наиболее устойчивыми к «омикрону» оказались две группы людей: первые — это те, кто переболел и затем привился, а вторые получили двукратную вакцину и сделали третью прививку — бустер. Сыворотка, полученная из крови таких пациентов, показывает максимальную вируснейтрализующую активность. Поэтому — да, вакцинация в ближайшее время будет наиболее эффективным средством борьбы с данным вирусом.

Хотелось бы сказать ­несколько слов о качестве российских вакцин. Кроме того, что они формируют первичный и вторичный антительный иммунный ответ, они также стимулируют ответ Т-клеточный. В каких случаях он важен? В тех, когда нейтрализующие антитела не справляются с инфекцией, именно Т-клетки вступают в дело. Поэтому вакцинация важна и крайне необходима.

В проведении прививочной кампании Ямал сохраняет лидирующие позиции и приближается к плановым показателям. 72 % взрослого населения округа, подлежащего иммунопрофилактике, уже получили оба компонента вакцины (при плане в 80 %). Некоторые муниципалитеты региона досрочно выполнили поставленные перед ними планы. Например, Шурышкарский район. Надым, кстати, тоже имеет хороший темп. У нас привилось почти 87 % взрослых, и сегодня мы опережаем большие города ЯНАО, такие как Новый Уренгой и Ноябрьск.

— Схема «две прививки и бустер» остаётся наиболее актуальной на сегодня?

— Совершенно верно. С ин­тер­валом между первичной двукратной вак­ци­на­цией и бу­сте­ром «Спутник Лайт» в полгода. Если же вы переболели, то сделанный через полгода «Спутник Лайт» также станет бустерной вак­ци­ной. Эта схема определена порядком вак­ци­на­ции взрослого населения, утверждённым в нашей стране. Отмечу, что сейчас мы реализуем экстренную вак­ци­на­цию населения, которая проводится в эпидемически неблагоприятные периоды. Но с падением заболеваемости и снижением темпов распространения ко­ро­на­ви­ру­са мы сможем вернуться к рутинной вак­ци­на­ции, которую проводят один раз в год.

Также появились разъяснения относительно граждан, имеющих высокий уровень антител или получивших зарубежную вакцину. В правительстве РФ предполагают, что с 1 января такие россияне смогут сдать кровь на антитела, получить QR–код и уравняться в правах с теми, кто получил отечественные вакцины.

— Приходит ли к россиянам понимание того, что без массовой вак­ци­нации мы коронавирус не победим?

— Конечно, оно приходит. Могу сказать, что не только к рядовым гражданам, но и к медицинским работникам, которые тоже не все сразу восприняли вакцинацию позитивно. Но впереди у нас ещё более грандиозная задача — это вакцинация детей, ведь в конце 2021 года в гражданский оборот поступит 150 тысяч доз детской вакцины «Спутник М».

Это актуально. Ведь если про «омик­рон» в нашей стране пока нет достаточной информации, то, например, в ЮАР велико число госпитализированных детей, инфицированных новым штаммом. Маленькие пациенты тяжело его переносят. Впрочем, как и заболевание, вызванное «дельтой».

Мы, к сожалению, затянули с детским этапом вакцинации. Китай прививает несовершеннолетних с трёх лет, Куба — с двух, США, Канада и Евросоюз — с пяти лет. Мы же пока планируем прививать девочек и мальчиков с 12 лет.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос, скажу так: в необходимости иммунопрофилактики наши граждане убеждаются, но, увы, происходит это вслед за вакцинацией, а должно бы опережать её или хотя бы идти одновременно.

К сожалению, в нашей стране общественно важную информацию искажают представители антивакцинального лобби. Они объединяются с политическими партиями и известными людьми, что усиливает их влияние. И нам, конечно, сложно продвигать прививочную кампанию в таких условиях, даже опираясь на опыт других стран. А ведь в Великобритании, к примеру, заражаются больше, чем у нас, но летальность у них примерно в 10 раз меньше. Не потому, что там медицина лучше, а потому, что уровень вакцинации взрослого населения достиг 80 %.

— Ну всё-таки с уровнем вакци­нации смертность и у нас снижа­ется?

— Конечно. Статистика убедительна: 95 % тяжёлых пациентов в наших ковидных стационарах — это невакцинированные люди. Если среди них оказываются привитые, то это те, кто сделал прививку более полугода назад (через шесть месяцев титр антител критически падает — примерно в 10 раз), либо те, кто получил только одну дозу вакцины (не успел пройти полный цикл).

— Когда мы ставим прививку от ковида, получаем ли мы защиту от каких-то других вирусов, например, от гриппа?

— Таких данных у медиков пока нет. Хотя обратные исследования имеются: те пациенты, которые прививаются от гриппа и пневмококка, несколько легче переносят коронавирус. Но я не исключаю, что прививка от ковида также имеет дополнительные полезные свойства. Ведь уже сейчас, к примеру, известно, что вакцинированные люди легче переносят постковидный синдром. А это тоже важно. Ведь больные умирают не только от острого течения болезни, но и от осложнений, которые она оставила (например, от тромбозов).

Пока прошло слишком мало времени, и медики вместе с учёными заняты более актуальной задачей — непосредственной борьбой с пандемией. Но думаю, что в ближайшее время какие-то интересные данные на этот счёт появятся.

Фото Екатерины Алексеевой и предоставлено Центром общественного здоровья и медицинской профилактики

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to Top
Пролистать наверх