Краткая история Надымского района

Пережив преобразования двадцатых и тридцатых годов, к следующему десятилетию Ямало-Ненецкий округ твёрдо стал составной частью новой политической и экономической системы. Надымский район полностью оформился как отдельная административно-территориальная единица со своей системой управления, медицины, образования и пропаганды. Установились связи между новыми хозяйственными единицами, работали транспорт и почта.

К началу 1940-х годов в Надым­ском районе было шесть стационарных населённых пунктов, имевших статус села: Кутопьюган, Ярцанги, Хэ, Шуга, Нори, Ныда. Кроме того, существовали фактории и стойбища: Варкута, Надым, Хамби-Яха, Оленсовхоз, Хус-Яха, Сядай-Харвутта, Езелово, Адер-Паюта, Ямбург. Все населённые пункты входили в два сельсовета, оба — ненецкие, национальные. Преобладающим населением являлись русские, на втором месте по численности стояли ненцы, на третьем — ханты, на четвёртом — зыряне. Районным центром было село Ныда.

В районе имелся один рыбозавод, один совхоз и три колхозных объединения, в том числе — две смешанные производственные артели и одно простейшее производственное объединение. Хозяйства, как правило, единовременно занимались и рыбной ловлей, и оленеводством, и охотой. Из общей суммы валового дохода населения на долю рыболовства приходилось 35,5 %, охоты — 14,1 %, оленеводства — 34,9 %. Понемногу развивалось животноводство. К началу сороковых в районе имелось 107 коров, 68 свиней и 61 лошадь. Число домашних оленей перевалило за тридцать тысяч голов. В среднем на хозяйство приходилось менее полусотни животных. Таким образом, в районе сохранялась преобладающая роль рыбодобычи и рыбопереработки.

Система образования в рай­оне состояла из трёх начальных школ со 108 учащимися и одной неполной средней школы со 100 учащимися. Детей обучали полтора десятка учителей. В районе было три почтовых агентства, три почтовых ящика, 65 радиоточек, 4 радиостанции. Сельсоветы были связаны радиотелеграфом с районным центром. А центр района — село Ныда — был связан радиотелеграфом с областным центром, которым до 1944 года оставался город Омск.

Война с нацистской Германией означала для нашего района, как и для всей страны, мобилизацию сил и средств на борьбу, уход части населения на фронт и гибель людей.

Накануне и в период войны осуществлялось насильственное переселение людей из районов Западной Белоруссии, Бессарабии, Прибалтики, Поволжья на территории европейского и сибирского Севера. В 1942 году в Надымский район прибыла новая волна спецпереселенцев с территорий Западной Украины и Бессарабии. Их первоначальным жильём стали вырытые ими же землянки и полуземлянки. Многие семьи, например, в Ныде прожили в них до конца сороковых годов. Условия их жизни и труда вызвали высокую смертность.

Выполнение задач тяжёлого военного времени осложнялось низким образовательным уровнем коренного населения, заметная часть которого была неграмотна, а также не владела русским языком. На фронте этот низкий образовательный уровень, а также отсутствие представления о современной технике, да и вообще о современной жизни с её ритмом, системой соподчинения и прочими особенностями делали тундровиков теми солдатами, которым трудно было выжить в условиях боёв. В частности, это приводило к большой доле пропавших без вести.

В районе работала система здравоохранения: в начале 1942 года имелись две больницы — в сёлах Ныде и Шуге (на 25 коек каждая), две врачебные амбулатории — в сёлах Нори и Кутопьюгане, четыре фельдшерских пункта. Причём за период с января по апрель 1942 года был открыт фельдшерский пункт на факториях Надым и Вануйто. Эту сеть медучреждений обслуживали четыре врача, двадцать шесть медсестёр и акушерок.
В это время в населённых пунк­тах района продолжалось строительство. Так, была построена новая школа-интернат в Кутопьюгане, начато строительство 15-квартирного дома и бани в Ныде. В конце 1942 года в районе было девять школ, где обучались 393 ученика. В том числе в ныдинской неполной средней школе 120 человек, в вануйтинской начальной — 7, шугинской неполной средней — 88, нумгинской начальной — 15, норинской начальной — 40, хэнской начальной — 31, кутопьюганской начальной — 60, надымской начальной — 32. В ныдинском интернате проживали 33 воспитанника. Текстовый отчет по надымскому районному отделу народного образования за 1944/45 учебный год фиксировал 4 интерната и уже 466 учеников в девяти школах района.

Жизнь учеников и учителей была очень тяжёлой. Хронической проблемой был дефицит тепла в помещениях, остро не хватало одежды, обуви, кроватей и постельного белья. Постоянным бичом среди школьников были чесотка и вшивость.

Отдельной заботой местных властей было политическое просвещение, а точнее — политическая пропаганда, которая была важна для общественной стабильности и поддержки духа граждан. За этим строго следила вся вертикаль власти.

Вот, например, о чём рассказывает один из документов 1944 года: «Политико-воспитательная работа проводится от случая к случаю приезжающими работниками из района. Местным активом проводится исключительно мало, причём в проведении разъяснительной работы допущены в прошлом 1943 году грубейшие недостатки, которые не исправлены до сего времени. В прошлом году было установлено, что председатель колхоза Нядонги в проведении бесед о текущем моменте Отечественной войны менее воспринимал героические подвиги Красной армии, а больше чинимые гитлеровцами зверства над мирным населением и бойцами Красной армии, попавшими в плен. В разговоре с колхозниками он рисовал гитлеровского солдата как непобедимого зверя и преувеличивал силу немецкой армии и её вооружения, что зародило страх у отдельных колхозников, боязнь идти в Красную армию. Этим объясняется побег в тундру в 1943 году военнообязанных Вэлло Либи и Вэлло Яби. Это неправильное понимание имеет место и сейчас, что видно из приведённого высказывания колхозника Ивана Лараха и ряда других фактов. Массовая работа проводится без применения наглядных пособий и другого материала. В результате она малоубедительна и менее действенна. Резиденция правления колхоза и фактория находятся в посёлке Надыме, где поселён завозной контингент: румыны, молдаване, немцы. Вблизи этого посёлка размещаются и чума колхозников. Вследствие постоянного общения колхозников со спецпереселенцами имеется также отрицательное влияние на колхозников».

Не менее любопытен и другой документ, отражающий настроения надымчан за год до окончания войны:

«Секретарю РК ВКП(б) т. Бисареву докладная.

При проведении бесед и собраний колхозники вели разговоры и задавали следующие вопросы: 1. Какой будет послевоенный режим в Германии; 2. Не надо давать передышки немцам, а то они оправятся и опять будут истреблять народ; 3. Чтобы впредь не было войны, нужно больших немцев всех уничтожить, оставлять живыми тех, которые сейчас только сосут молоко; 4. Когда Гитлера поймают, надо его привозить в каждый колхоз и бить его, а потом уже убить до смерти.

Всё это говорит о возросшем патриотизме колхозников, о готовности их всеми силами помогать фронту.

20.V.44 г. Пуминов».

Население района, особенно старожилы, менее обездоленные по сравнению со спецпереселенцами, стремилось поддержать солдат на фронте не только трудом на производстве. Люди отправляли посылки на фронт, сдавали в фонд обороны деньги и тёплые вещи.

Как позднее сообщила районная газета, «За годы войны Надымский район сдал государству 110 707 центнеров рыбы, в том числе в фонд главного командования 12 000 центнеров. Сдано государству пушнины и мехсырья на 1 826 200 рублей. Подписка на государственные займы трудящихся района составляет 2 649 000 рублей, в 1946 году она выражается в 544 000 рублей, из которых внесено наличными 457 000 рублей.

Населением района сдано фронту вещей 4 332 штуки, наличных денег 7 007 рублей, золотых вещей — 74, серебряных вещей — 47, живых оленей — 4 109 голов. Колхозник колхоза имени Ленина Вануйто сдал в фонд обороны наличными деньгами 10 000 рублей.

Трудящиеся района для детей фронтовиков и инвалидов войны собрали 110 667 рублей. За годы войны колхозные стада выросли на 2 996 голов оленей, последние три года район перевыполняет план рыбодобычи, завоевал первенство в округе и области, получил несколько всесоюзных премий. За два последних года район первым в округе выполняет план заготовки пушнины».

Из надымчан, участвовавших в боях, шире всего известно имя Анатолия Зверева, Героя Советского Союза, сына «раскулаченных» и переселённых из-под Астрахани в посёлок Шуга Надымского района. Но вот и другие имена. В октябрьском номере «Красного Севера» за 1945 год сообщалось: «Недавно трудящиеся района встретили пять девушек-фронтовиков, вернувшихся в родные места. Эти девушки Мария Алеханова, Галина Солнцева, Мария Поротикова, Галина Ряузова и Мария Богданова прошли славный путь с оружием в руках, борясь с немецко-фашистскими захватчиками».

Наступившее послевоенное время в плане труда и быта не было легче военных дней. Рабочие, служащие, колхозники вынуждены были откликаться на постановления правительства о выпуске облигаций государственных займов. При скудных доходах они подписывались на займы в суммах, составляющих две-три, а то и четыре месячных зарплаты.

Тональность первых послевоен­ных газетных публикаций о жизни в Надымском районе была деловой, но спокойной. Но в 1947 году тональность публикаций во многом поменялась. Вышло постановление правительства об усилении борьбы с хищениями государственной и колхозной собственности. В лагеря потянулся новый «призыв». Газетные заголовки в 1947 году гласили, что в районе, оказывается, плохо ведётся борьба с волками, отчего велики потери оленпоголовья. Сообщалось о том, что медленно устраняются нарушения «Устава сельхоз­артели в колхозах». За нарушения был снят с работы заведующий районным земельным отделом Шулепов, а председателю исполкома Пуминову был объявлен выговор. Шугинский рыбозавод критиковали за плохую готовность к путине. И ко всем бедам в тот год район провалил план пушных заготовок, хотя до этого два года был лидером по ним в округе.

На послевоенные годы приходится расцвет земледельческой деятельности надымчан. Овощеводством выделялись ныдинский оленсовхоз и зональная станция, где по северным меркам получали высокие урожаи. Причём выращивались даже цветы. В посёлке Нори колхозники выращивали овёс, горох, табак, помидоры в парниках и другие овощи. В маленьком тогда посёлке Надым посевами ячменя занимался водомерный наблюдатель Мухин. В 1945 году в ныдинском оленсовхозе был произведён посев табака. Кроме того, там же выращивались картофель, репа, морковь.

В послевоенные годы в районе произошли некоторые благоприятные изменения в плане оснащения транспортом и техникой. На рыбном промысле росло количество промыслового и приёмного флота. Организовывались, кроме того, плавучие ларьки и разъездные лодки-ларьки для обслуживания рыбаков на местах лова.

Надымская газета «Коммунист» радостно сообщала: «До 1955 года рыболовецкая артель им. Ленина не имела механизации. Средствами передвижения были парус и греби. В этом году (1958) куплен гусеничный трактор ДТ-54». 1 сентября 1959 года в Ямало-Ненецком округе по­явился и стал совершать рейсы по Обской губе теплоход ОМ-341. Позднее к нему присоединился ОМ-342.

Главной отраслью хозяйства в войну и в послевоенный период в районе оставалась рыбодобыча. В военные годы выловы резко увеличились. В 1950 году для обслуживания рыболовецких колхозов На­дымского и ряда колхозов Ямальского районов была создана нижнеобская моторно-рыболовная станция (МРС). Она предоставляла колхозам орудия лова, гребной и моторный флот. И всё-таки жизнь и труд рыбаков оставались очень тяжёлыми. Быт оставался на самом убогом уровне, а труд — едва ли не каторжным. Вот что писала об одной рыболовецкой фактории районная газета 1949 года: «Помещения, в том числе и складские, ветхие, разваленные. Крыши текут. Многие окна не имеют стёкол. Печь в пекарне нуждается в немедленном капитальном ремонте. На фактории нет часов, имеется только одна лампа-коптилка, совершенно нет никакой посуды в чайной. Для приезжающих есть только одна кружка и два топчана с клопами и тараканами».

В 1950-е годы была проведена электрификация надымских посёлков, но она не коснулась тех, кто жил в многочисленных рыбацких стойбищах. Значительную роль в облегчении тогдашней жизни рыбаков сыграло повышение приёмо-сдаточ-­ных цен на рыбу-сырец с 1 июля 1950 года в среднем на 45 %, а на сиговую на 60 %.

Для организации «культурного отдыха» и идеологического воздействия на население в районе действовали «Красный чум», клубы, избы-читальни, в которых можно было взять газеты, журналы, книги. В Ныде был построен районный дом культуры, работало радио. Первый в районе колхозный радиоузел был создан в посёлке Ярцанги в октябре 1954 года.

Создавались различные, в том числе и политические, кружки, проводившие учёбу. Например, при колхозах и ныдинском оленсовхозе существовали кружки по изучению «Краткого курса истории ВКП(б)». Обязанность проводить культурно-массовую работу вменялась даже продавцам на факториях. Эффект, как правило, был равен нулю. Периодически власти организовывали различные спортивные соревнования и смотры художественной самодеятельности в посёлках, чаще всего в Ныде. По району разъезжали с лекциями и беседами лекторы.

В середине пятидесятых годов сеть культурно-просветительных учреждений в районе была уже достаточно разветвлённой, но оставалась слабой их материальная база.

Особой проблемой было школьное обучение. В конце 1940-х — начале 1950-х годов партийное руководство тревожно заговорило о том, что в районе не выполнялся закон о всеобуче. Не все дети были охвачены даже начальным обучением, не говоря уже о семилетнем. А если ненецкие дети и учились в начальной школе, то после её окончания, как правило, уезжали с родителями в тундру.

В конце 40-х годов опять обострился национально-кадровый кризис. Как отмечалось на III пленуме райкома в сентябре 50-го года, в районе не работало «ни одного ненца председателем колхоза, сельского совета, заведующим отделом исполкома райсовета или райкома ВКП(б)».

Особенностью времени был дефицит промышленных товаров, хотя и продовольственные не отличались разнообразием даже на взгляд невзыскательного надымского населения. Например, свежая рыба и мясо были в магазинах большой редкостью. О копчёностях и колбасных изделиях только слышали. Во второй половине 50-х положение во многом выправилось. Торговая сеть расширилась, появились специализированные хозяйственные магазины. Открывались столовые.

В течение 1961–1962 годов в На­дымском районе согласно постановлению Совета министров РСФСР на базе оленсовхоза (пос. Нумги) и двух колхозов (им. Сталина в Ныде и «Родина» в Нори) был создан надымский оленеводческий совхоз. В совхоз влилась часть хозяйств двух других колхозов: «Промышленник» (центр — Хэ) и им. Ленина (центр — Кутопьюган). На базе колхоза им. Ленина был создан кутопьюганский рыбоучасток пуйковского рыбозавода.

В качестве вывода можно отметить, что в сороковые — начале шестидесятых годов жизнь людей в старых посёлках района, наконец, приобрела тот вид, который в основном сохраняла до конца двадцатого века.

В 1965–1968 годах на территории округа проводила исследования тюменская комплексная экспедиция географического факультета МГУ. В районе пунктами сбора материалов стали посёлки Надым (сейчас — Старый Надым) и Ныда. Через территорию Надымского района пролегли многие аэровизуальные, а также наземные и водные маршруты от тогдашнего Надыма до фактории Хоровой, оттуда — на северо-восток через Ныду по всему побережью Тазовского полуострова и на запад по южному берегу Надымской Оби через Шугу, Ярцанги, Кутопьюган до Салехарда. Кроме того, пешеходные маршруты и сбор материалов были произведены на участках в районе верховьев рек Ныда, Правая Хетта и Хейгияха. Итогом комплексных исследований географов стало издание «Атлас Тюменской области».

В 1966 году геологи обнаружили в надымской тундре структуру с большой газоносностью. На следующий год был получен газ Ныдинского и Медвежьего месторождений, суммарные запасы которых оценивались в 800–1 000 миллиардов кубометров. Быстрыми темпами велись работы на Уренгойском месторождении.

Один из участников событий в письме, написанном в «Тюменскую правду», вспоминал о начале новой эры Надыма: «Я хорошо помню, как здесь появились сейсмики из партии Володи Авдеенко. И тихая фактория Надым забурлила новосёлами. Старожилы встречали людей тепло. Квартиры Мухиных, Миглановых, Сергеевых и Комаровых превратились в общежития. Тесно было, но весело».

6 июня 1967 года приказом по Главтюменьгеологии была организована хозрасчётная на самостоятельном балансе надымская нефтегазоразведочная экспедиция с расположением в посёлке Надым, который стал таким образом одним из сырьевых центров страны.

Фото предоставлено Надеждой Гриценко


Вадим ГРИЦЕНКО

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх