От монолога к диалогу

Анна Доценко работает преподавателем иностранного языка в школе № 6 первый учебный год, но эту фамилию в сфере образования нашего района новой не назовешь. Надымчанам, сталкивающимся с этой областью деятельности в качестве учащихся или родителей, знакома начальник отдела департамента образования района Надежда Доценко.

НОВЫЙ УЧИТЕЛЬ ЯМАЛА

И они не однофамильцы. Но фраза «дети прохлаждаются в тени родителей» в нашем случае несправедлива: начиная профессиональную деятельность в родном городе, молодая учительница уже успела отличиться — выиграла грант регио­нального публичного конкурса «Новый учитель Ямала». Для этого Анна Доценко прошла два этапа: компьютерное тестирование и онлайн-собеседование, где требовалось представить разработанный проект.

Из положения о проведении конкурса «Новый учитель Ямала»: целью предоставления гранта является привлечение лучших выпускников образовательных организаций высшего образования (бакалавров, специалистов, магистров), аспирантов, кандидатов наук для трудоустройства в муниципальные общеобразовательные организации автономного округа.

Полезный эффект конкурса имеет две составляющие. Первая указана в положении: привлечь лучших. Вторая — дать молодым специалистам реализовать идеи как людям без практического опыта, но и не отягощённым догмами и повседневностью. Точки зрения разные, вектор один — повышение качества образования и улучшение кадрового состава.

ДОРОГА БЕЗ ЗНАКОВ И УКАЗАТЕЛЕЙ

Неопытной Анну Доценко назвать нельзя: защитив в Уральском педагогическом университете степень бакалавра, два года, пока училась очно в магистратуре, находила время для работы учителем английского в екатеринбургской общеобразовательной школе. А раньше, когда училась на бакалавриате, два года преподавала в языковых центрах города. В магистратуре дополнительным направлением выбрала перевод, но связывать судьбу с этой профессией не планирует:

— Переводчиком текстов на заказ, по сути, копирайтером со знанием английского зарабатывать можно, но это неинтересно и бесперспективно. А чтобы стать хорошим переводчиком в бизнесе или политике, так же как переводить художественные произведения, надо ещё долго учиться и совершенствоваться до уровня носителя, родившегося в языковой среде, с высшим образованием и соответствующим уровнем интеллекта. Хоть наш университет высоко котируется, языковая практика не на таком уровне, чтобы без дополнительной подготовки заняться переводом этого уровня. А с детьми мне всегда было интересно, к защите диплома уже знала, что всё получится. Думаю, человек сразу чувствует, где призвание.

Признаётся, что в школе любила наблюдать за работой преподавателей с точки зрения коллеги, перенимающего опыт или отмечающего ошибки. Да так, что иногда хотелось подсказать, по наивности будучи уверенной в своей правоте. Таким образом, выбор профессии состоялся ещё за школьной партой.

— Пример мамы на выбор не повлиял, ведь она тоже учитель? — напрашивается вопрос, ведь сначала показалось, что речь о педагогической династии.

— Как же нет, конечно, повлиял. Когда я была маленькой, мама иногда брала с собой на уроки. Интересно было наблюдать, как мама работает с учениками, как те её принимают. Ребёнок по большей части видит родителей в домашней обстановке.

Когда удаётся увидеть их в профессиональной сфере: как относятся окружающие, как родители делают какие-то непостижимые с точки зрения ребёнка вещи, то желание подражать переходит и в область профессии.

ЦИФРОВАЯ ПОВЕСТЬ АННЫ ДОЦЕНКО

Специализацию выбрала благодаря учителю иностранного языка Елене Борисовне Дутка, которая старалась ежегодно вывозить учеников в англоязычные страны:

— В том возрасте применить полученные знания, да ещё с яркими впечатлениями от заграницы — такое надолго запоминается. Да и методики преподавания наших учителей мне импонировали. В прошлом году довелось побывать в Китае, захотелось изучить китайский. Но и с английским было комфортно, в любой ситуации удавалось найти взаимопонимание.

Изучение китайского Анна планирует не откладывая дело в долгий ящик. Полученное в университете образование и методики допускают преподавать любой язык. Естественно, прежде хорошо изучив его. Правда, чтобы преподавать китайский, необходимо сдать на сертификат определённого уровня.

Молодой педагог отмечает, что в последнее время престиж профессии вырос. На входе в шестую школу висит баннер «Быть учителем снова модно», и это, считает она, не лозунг — каждый год в учебных заведениях района появляются новые лица. На решение проблемы кадров положительно влияют гранты, выплата северных надбавок с первого года работы на Севере, подъёмные, другие мотивационные проекты:

— Образование в ЯНАО славится требовательным и серьёзным подходом к процессу и результату. Поэтому и мотивация соответствующая, — поясняет со­бе­седница.

Для тех, кому не приходилось иметь дело с грантами, отметим, что это адресная помощь стремящимся внедрить лучшее по сравнению с существующим. Даётся не на министерство или департамент, а конкретному специалисту. И не просто «возьми, проект хороший, работай».

Подробный рассказ о цифровом сторителлинге займёт объём больше самой статьи, поэтому вкратце о его возможностях: цифровой сторителлинг способен не просто повысить вовлечённость учеников, он позволяет глубже и быстрее осмыслить какую-либо тему или проб­лему.

Анна Доценко подчеркнула, что представлением проекта в ходе конкурса дело не ограничится, подтверждать его придётся ежегодно в течение трёх лет. По степени сложности — это как защита диплома. Каждая следующая — отчёт либо о расширении целевой ­аудитории, либо об увеличении объёма знаний учащихся благодаря предложенной технологии. В нашем случае это Digital Storytelling (сторителлинг, дословно «цифровое повествование»), помогающий развить монологическую речь.

СНАЧАЛА — МОНОЛОГ

Когда шла речь об интервью, стороны предполагали, что разговор состоится после урока, проведённого по новой технологии. Но ситуация в 2020 году меняется молниеносно. Когда поступили средства по гранту, старшеклассников перевели на дистант, сама собеседница как контактное лицо оказалась на самоизоляции. И среднее возрастное звено школьников, с которым планировала начинать проект, видит только на экране компьютера. Что поделать, в то время, как пандемия поделила нас на касты и сословия вроде «переболевший», «контактный», «на само­изоляции», «избежавший заражения», строить планы — занятие неблагодарное, разговариваем онлайн.

Среднее звено — это 6–9-е классы. На следующий год Анна Владимировна расширит использование технологии на младших, дальше зай­мется старшеклассниками. Монологическая речь, хоть термин и кажется мудрёным, это монолог. И если звучит на родном наречии, то ничего сложного, чего не скажешь о том же на иностранном. При изучении чужого языка было бы ещё труднее начинать с диалога, то есть на начальном этапе изучения знать, что сказать, понимать, что говорят в ответ, и парировать вопросы. Так что диалогическая речь на чужом языке — это следующий этап после того, как освоено умение произносить монологи. Для улучшения навыков общения в диалоге, утверждает собеседница, Digital Storytelling тоже применим и полезен.

БЕЗ ЗУБРЁЖКИ И ШПАРГАЛОК

Выглядит примерно так: по алгоритму, заданному технологией, школьник выбирает тему, затем собирает всю возможную информацию по ней доступными средствами, а их арсенал благодаря интернету огромен. Потом в «копилку» падают видео, фото, музыкаль­ные треки. Учащийся наговаривает в микрофон закадровый текст, разумеется, на английском. Добавляет всевозможные аудио- и видеоэффекты. Результат — полноценный мультимедийный рассказ.

По ходу работы школьник не раз повторяет текст, поневоле вникает в смысл, находит и монтирует иллюстрации. То есть без рутинной зуб­рёжки осваивает тему и заучивает соответствующие ей слова произнося ту самую монологическую речь. Шпаргалки, известные студенту любого поколения, тоже можно считать элементом подобной технологии. Ведь когда заготавливаешь их к экзамену, неоднократно пишешь информацию, которая поневоле закладывается в «чердаки» памяти. Но проект Анны Доценко, в отличие от написания шпаргалок, интересен, ненавязчив, а потому эффективен.

Вспомнив, что собеседница, будучи школьницей, уже была героем публикации «РН» о конкурсе учебно-производственного комбината
на звание лучшего парикмахера, спрашиваю:

— Пригодились полученные на­выки?

— В качестве основного занятия искусство делать стрижку не рассматривала, применять тоже редко приходилось. Дальше подружек и друзей практика не пошла. Один раз папу постригла, больше он не согласился.

И не беда, всегда приятней и полезней делать то, что хорошо получается, а в нашем случае это педагогика. Ведь лучше, если пироги печёт пирожник, а сапоги тачает сапожник.

Фото из личного архива Анны Доценко

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх