«Тундра моя, ледяная…»

Если бы Великий Нум захотел переделать своё творение, то он наверняка оставил бы её по-прежнему неуёмной, беспокойной, талантливой. У Бога и природы довольно творческий подход к таким оригинальным личностям, как Нина Ядне. Её противоречия с миром, протестное поведение имели весьма многообразный и длительный характер. Первый серьёзный протест был против собственного имени. Заупрямилась маленькая девочка по дороге из больницы в санаторно-лесную школу: не пойду с таким именем и всё! Зачеркнула врач на амбулаторной карте её имя, написала своё — Нина, так понравившееся девочке. Чуждая школьная среда без родных, любимых оленей, вкусной ненецкой еды, с новыми правилами во всех деталях врезалась в память ребёнка и позднее отозвалась весьма интересным образом.

Студенческие годы были сложными. Нина, проучившись два года в МГУ, поменяла первый вуз страны на институт им. Герцена в Ленинграде. И не только потому, что была испуганным провинциалом в огромном мегаполисе, а чтобы элементарно выжить.

Поиски самостоятельной дороги прошли через учительскую Ныды и привели в отдел кадров управления механизации № 7 «Арктикнефтегазстроя» на целых 30 лет, где её труд отмечен медалью «За освоение Сибири». За это время произошли три события, определившие статус ненецкой женщины в общественной, политической, литературной жизни.

Родная природа, этакая «колыбель ледяная» взрастила, выпестовала, повысила её самосознание. Под крылом творческой ненецкой интеллигенции: таких талантливых людей, как композитор Семён Няруй и его жена известный педагог Валентина Нелекувна, учёный Мария Бармич, — ей было чрезвычайно интересно. В гостеприимном доме композитора она познакомилась с именитым ненецким поэтом и писателем Прокопием Явтысыем. Талантливое окружение сделало из Ядне другого человека: стойкого общественного, политического деятеля, писателя. В характере Нины великое терпение, но когда оно заканчивается, то будьте уверены — она остановит несправедливость, заставит уважать себя и свой маленький народ. Так произошло в октябре 1988 года, когда она не смогла молчать против несправедливости, воцарившейся на её ­родной земле. В Надыме, тогда форпосте освоения углеводородных запасов Ямала, проходила международная экологическая конференция. На сцену Дома культуры вышла единственная представительница от коренного населения. Ярко и убедительно высказалась она в защиту родной природы, коренных народов. Её выступление сыграло решающую роль: приостановило на несколько лет выход освоителей на седой Ямал. А экологическая тема с того времени стала не только популярной, но и обязательной во всех промышленных подразделениях.

После конференции её жизнь резко изменилась. Нину стали приглашать на различные мероприятия, она стала узнаваемой. Начала писать в газеты, журналы. Но кому же понравится, как пишет Нина? О героях-покорителях, как о временщиках, «получающих блага от богатого пирога нефтегазового комплекса, которые сделав карьеру, уедут на свою историческую родину». Человек, живущий на стыке двух цивилизаций, она сохранила все эти долгие десятилетия боль и любовь к родному краю.

Нина Ядне осталась жить в Надыме на целых 50 лет, он стал родным. Но один-два раза в год отправляется в тундру, чтобы набраться сил от родной земли, посидеть у чума, побыть среди пастухов и оленей. Последних она глубоко и преданно любит. Поэтически воспела это животное, которое для ненца альфа и омега — начало и конец, написав «Гимн оленю».

Так жизнь строка к строке, страница к странице складывается у Нины в повести и рассказы, которые подняли ненецкую литературу на новый уровень. Первой появилась её книга «Я родом из тундры», которая покорила теплотой, искренностью изложения. Небольшая по объёму, она сразу превратилась в бестселлер.

Затем последовали повести и рас­сказы. Живой интерес вызывают такие, как «Мрна», «Капкан», «Древо жизни», «Подарок судьбы», «Сердце, отданное детям» о Марии Бармич, детские рассказы о Ромке, «Учёба в школе», «Где Трамбусько?», «Штраф», «Счастье Оленьки» и другие. Идеи, образы, сюжеты приходят к ней из жизни. Воспевая родную антипаютинскую тундру, она сделала её значимой в географии страны, как когда-то таковым сделал Новый Порт Леонид Лапцуй. «Деревенские рассказы Митеньки Верендеева» (о её муже) отмечены двумя престижными премиями в Чувашии и включены в энциклопедию чувашской литературы. Нина Ядне лауреат всемирной литературной премии имени М. Н. Юхмы, отмечена почётной грамотой Совета Федерации. В любимом Надыме ей трижды вручали награду «Успех года». Все её 15 книг высоко оценены профессиональным сообществом.

Продолжением творчества стали фотографии земляков, которые она делает в тундре. У Нины вышло уже четыре фотоальбома, она подготовила к печати очередной.

Казалось бы, этих двух событий: памятной конференции и писательской работы вполне хватило бы для женщины. Но характер у неё другой. К тому же один умный человек напомнил, что в неё поверили люди, пора двигаться во власть. Впервые избирком зарегистрировал её кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Но тогда был избран блестящий знаток литературы, писатель, друг Роман Ругин. Она прошла ещё через две выборные кампании, о которых из-за разочарования и не хочет вспоминать. Потом последовали времена неудавшейся перестройки, строительство капитализма. По стране шагала приватизация и «прихватизация», апофеозом стал дефолт. И никто не думал ни о каких коренных народах: только бы не утонуть, не утопить страну в криминальных разборках.

Такой багаж событий предшествовал выборам в окружную Государственную думу, куда она прошла налегке. Именно думцам, избранным в 1996 году, принадлежит инициатива в принятии законов о нед­рах, особо охраняемых территориях, об оленеводстве, о рыбном хозяйстве и других, устанавливающих паритетное партнёрство с коренным населением. Основополагающим стал закон о самостоятельности округа, сохранении автономии. Был по-настоящему исторический момент. Одного голоса и не доставало, чтобы принять решение о сохранении самостоятельности. Это был её голос. Он решил исход дела. Четыре года напряжённой работы в законодательном органе. Она приобрела большой законотворческой опыт, который потом помог ей в работе представителем губернатора в Надыме. К ней обращались люди, она разбиралась в ситуациях, помогала. Результаты её труда оценили по достоинству: две почётных грамоты от губернатора и высокое звание почётного гражданина ЯНАО.

Сегодня её формальный статус пенсионера ни к чему не обязывает, но по-прежнему тянутся к ней люди, веря в человечность и дипломатию. Она делится опытом, в критические моменты, связанные с пастбищами, может толково объяснить, зачем ненцу нужно много оленей.

У такой активной пенсионерки есть своя аудитория. Её часто приглашают на встречи в окружную, городскую библиотеки. Она рассказывает о своём творчестве, книгах финно-угорских писателей, и читальный зал превращается в литературную гостиную. В канун 2021 года из далёкого Монреаля пришла приятная весть: она стала лауреатом международной премии союза писателей Северной Америки им. Марка Твена.

Быть среди людей — предназначение любого политика, писателя. Жизнь продолжается, и Нина Николаевна не устаёт удивляться тому, как много на свете добрых, хороших людей. И прекрасно сознаёт, что пока живёт огонь в чуме, пока родятся дети, продолжается род древних кочевников.

Нина Затолочина, заслуженный работник культуры РФ, ветеран ЯНАО.

Фото Андрея Онохова.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх