Любимое дело не должно становиться рутиной

Так определил своё отношение к профессии надымчанин, известный врач Игорь Герелишин. Его трудовой путь — яркое тому подтверждение.

Сегодня в районе трудно найти человека, который бы не слышал о нём: Игорь Ярославович долгие годы возглавляет медико-санитарную часть общества «Газпром добыча Надым» и является депутатом Заксобрания ЯНАО.

Когда Ямал встретился с первыми случаями пандемии, именно он руководил организацией комплекса противоэпидемических мероприятий в подразделениях крупнейшего газодобывающего предприятия страны. А ещё, несмотря на занятость, он находил время для волонтёрской деятельности и лично принимал участие в региональной акции единороссов «Северяне против коронавируса».

На днях по совокупности своих заслуг Игорь Герелишин был удостоен высокой государственной награды Российской Федерации — ордена Пирогова. От имени читателей и коллектива редакции районной газеты корреспондент «РН» поздравил его и попросил ответить на несколько вопросов.

Орден Пирогова учреждён указом президента Российской Федерации от 19 июня 2020 года. Им награждаются граждане России за самоотверженность при оказании медицинской помощи в условиях чрезвычайных ситуаций, эпидемий, военных действий и в других обстоятельствах, сопряжённых с риском для жизни. Первыми получателями награды стали медицинские работники и волонтёры, отличившиеся в борьбе с коронавирусной инфекцией.

— Игорь Ярославович, вся ваша жизнь связана с медициной. Определяясь с профессией, вы брали за основу чей-то пример?

— Нет, выбор делал самостоятельно. А чтобы утвердиться в нём, ещё в старших классах школы в свободное от учёбы время стал трудиться санитаром в операционном блоке Надымской районной больницы. Итогом этой работы были километ­ры помытых полов и стен, опыт санитарной обработки инструментов, уход за больными… Но самое главное, я понял, что медицина — это моё. В составе учеников специализированного медицинского класса я окончил первую школу и успешно поступил в Тюменский мединститут.

— По его окончании вернулись в Надым?

— Да, в районную больницу, где с 1995 по 2000 год был врачом-хирургом. В качестве ассистентов студенты-медики начинают оперировать ещё во время учёбы, поэтому посчитать количество операций вряд ли смогу, но был занят и в экстренной хирургии, и в плановой оперативной помощи. Мы работали в стационаре больницы и на трассе, вылетали в стойбища и отдалённые посёлки.

Вы, наверное, помните, как в 90-е годы в Надымском районе появился первый на Ямале «летающий гос­питаль». Для муниципалитета приобретение актуальное: территория у нас большая, а наземное сообщение есть не со всеми населёнными пунктами. И вот буквально через сутки после торжественной презентации этого необычного тогда вертолёта я в составе врачебной бригады уже летел в Нори спасать экстренного пациента. Неотложную медицинскую помощь мы оказали ему прямо на борту и успешно доставили в райцентр. В итоге, жизнь и здоровье этого человека были сохранены.

Подобных случаев можно вспомнить немало: профессия очень интересная.

— А как получилось, что хирургию с её чёткими алгоритмами действия, понятными критериями оценки работы вы сменили на сферу профилактической медицины?

— В хирургическом отделении медсанчасти у меня были замечательные наставники и коллеги, они многому меня научили. Но в какой-то момент я понял, что муниципальная медицина, в том числе возможности районной хирургии, имеют свои рамки. Чтобы любимое дело не превратилось в рутину, надо было развиваться, продолжать профессиональный рост. Для этого, скорее всего, из Надыма потребовалось бы уехать. Но делать этого мне не хотелось.

А в 2000 году так сложились обстоятельства, что я увлёкся КВН и выступал в составе молодёжной сборной Надымгазпрома. В ходе репетиций мы сдружились, и всё чаще в разговорах я стал слышать: «Давай к нам!». Оказалось, что в здравпункт месторождения Юбилейного нужен был доктор, и я подумал: «Почему бы не попробовать?».

Медицинский комплекс на Бованенково оснащён современным оборудованием,
которое доказало свою необходимость

— В сравнении с прежней, новая работа не показалась скучной?

— Тогда градообразующее предприятие начало внедрять модель медико-санитарного сопровождения производства и комплексную программу медицинской профилактики и реабилитации. Это было принципиально новое направление работы для корпоративной медицины, поэтому перед персоналом ставились дополнительные задачи и обязанности. А штат здравпункта, куда я попал, предполагал только две единицы медработников (доктора и фельд­шера), так что забот хватало.

Вместе с тем никто не отменял и наших обычных обязанностей: мы продолжали оказывать стандартную врачебную помощь пациентам в случае необходимости. Учитывая удалённость от ближайших населённых пунктов, ответственность на нас лежала немалая.

Через полтора года Татьяна Николаевна Шишкина, мой учитель и наставник, оценив работу здравпункта на Юбилейном, предложила мне возглавить Центр медицинской профилактики и реабилитации «Ямал», расположенный на Харасавэе.

Там дислоцировались самые удалённые производственные подразделения Надымгазпрома. Тогда предполагалось, что именно это месторождение станет опорным для будущего освоения Ямала. Бованенково же в те годы выглядело совсем не так, как сегодня, и трудилось там сравнительно мало людей. Они лишь поддерживали работу основных объектов жизнеобес­печения, таких как котельная, пункт подготовки газа, электростанция.

На Харасавэе я отработал четы­ре года. Место специфичное: удалённость, экстремальные климатические, а зачастую и погодные условия Заполярья, близость Карского моря. Но трудиться там было интересно. Случались тяжёлые больные, а рейсы санавиации порой приходилось ждать по несколько суток — всё это позволило приобрести бесценный профессиональный опыт.

— Востребован ли он сегодня, ведь как руководитель вы преимущественно занимаетесь организацией медицины на производстве?

— Я и сейчас плотно общаюсь с коллегами по первой медицинской специализации. Ведь в подразделении корпоративной медсанчасти Бованенково сегодня трудятся врачи-хирурги, реаниматологи, гинекологи. Работа столь удалённого крупного месторождения была бы невозможна при иной организации медицинской помощи. И я всегда в курсе состояния здоровья всех наших сложных пациентов, потому что коллеги советуются со мной в трудных или экстренных случаях не как с руководителем или организатором здравоохранения, а как с врачом-клиницистом. Поэтому практическая медицина — она по-прежнему остаётся со мной.

И это не мешает, а, скорее, помогает осуществлять руководство так, чтобы все врачи в нашем подразделении могли успешно трудиться и оказывать работникам предприятия качественную медицинскую помощь.

— Игорь Ярославович, так получилось, что общество «Газпром добыча Надым» первым на Ямале столкнулось с новой коронавирусной инфекцией. Можете рассказать о том, что пришлось делать вам и вашим сотрудникам?

— В марте минувшего года мы получили информацию из Белгородской области о том, что работник нашей подрядной организации контактировал с коронавирусным больным и может оказаться переносчиком инфекции. На тот момент этот специалист уже находился на месторождении, и мы понимали, что надо предпринимать срочные меры. В течение нескольких часов мы создали оперативный штаб и составили точный список всех, кто был с ним в контакте. А утром организованный нами вертолёт вывез этих людей в надымскую ЦРБ. Они были помещены в карантин, но по результатам обследований выяснилось, что ни один из них не является больным. Ситуация стала для нас своеобразной тренировкой по отработке неотложных противоэпидемических мер.

Медицинский контроль перед заселением в пункт временного пребывания в гостинице «Айсберг».

— Это помогло, когда появились первые больные COVID-19 из числа работников общества «Газпром добыча Надым»?

— Конечно. В кратчайшие сроки — за два дня — мы подготовили необходимую документацию и развернули первые пункты временного пребывания для вахтовиков, поскольку понимали, что необходимы обсервация и карантинные мероприятия для вылетающих на месторождения. На Бованенково развернули госпиталь. А когда там появились первые больные, мы смогли их разместить и наладить лечение.

На тот момент не было конкретных данных о том, как поведёт себя инфекция, как будет распространяться. Но у нас было чёткое понимание: если процесс станет неуправляемым, это приведёт к остановке непрерывного производства по добыче и транспортировке газа. Этого допустить было нельзя.

Поэтому руководство общества «Газпром добыча Надым» предприняло, на мой взгляд, беспрецедентные меры, и, слава богу, все они сработали. Нам удалось получить тот запас времени, который позволил реализовать требования нормативной базы и рекомендаций Минздрава, создать резерв лекарственных препаратов, приобрести кислородное оборудование. Повторюсь: нам нужен был запас времени и мы его получили. Потому что не­управляемость процесса — самое недопустимое, в медицине в том числе.

Сегодня режим работы напряжённый и сложный, но самое главное — управляемый.

— Как при своей занятости вы нашли время для волонтёрской деятельности?

— Думаю, все помнят, что в конце марта 2020-го в округе была довольно сложная ситуация с COVID-19. Мы все увидели, что в обществе есть люди, которые в силу возраста, состояния здоровья или обеспеченности нуждаются в помощи и внимании. Тогда «Единая Россия» инициировала региональную акцию «Северяне против коронавируса». Заксобрание ЯНАО её единодушно поддержало. Приняли программу, которая предусматривала помощь врачам, Роспотребнадзору, доставку продуктовых пакетов нуждающимся. Каждый из нас брался за те дела, которые мог выполнить.  И когда доставлял к дверям надымчан пакеты, а люди их забирали, я видел обратную связь: искренность в глазах, слова благодарности. Эта простая поддержка, человеческое участие нужны ещё для того, чтобы люди понимали: каждый из них важен для страны, для государства.

— Игорь Ярославович, ваше мнение: как скоро человечество научится противостоять коронавирусу и сможет вернуться к прежнему образу жизни?

— Исторический опыт показывает, что эпидемии, которые периодически накрывают Землю, случаются раз в столетие. Испанка, например, длилась около трёх лет, а число её жертв было ужасно.

Сейчас пандемия протекает иначе из-за того, что мировая логистика изменилась. Расстояния перестали быть преградой, вирус распространяется быстро, и мы видим, что на арену выходят всё новые и новые его штаммы.

Уверен: санитарные меры необходимы. Но главный способ пре­одоления пандемии — коллективный иммунитет. Чтобы его достичь, есть два пути: 60 % людей должны переболеть или же вакцинироваться. Первый вариант — менее предсказуемый и более рискованный. Второй — более управляемый, прогнозируемый и щадящий. Поэтому вакцинация — единственно верный путь к завершению пандемии, и все страны мира трудятся именно над этой задачей. В нашей стране для этой цели созданы и продолжают создаваться эффективные препараты, и я думаю, что в обозримом будущем человечество научится эффективно противостоять этой инфекции.

Фото с сайта gazovik.info

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to Top
Пролистать наверх